Лента

Автор Тема: Некоторые первоисточники  (Прочитано 3779 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

19 Май 2006, 13:03:52
Прочитано 3779 раз

hummer

Гость
ЧЖУАН – ЦЗЫ (избранное)
( Перевод В В Малявина )


Чжу Пиньмань учился закалывать драконов у Чжили И . Он истратил все свое семейное богатство стоимостью тысячу золотых , но за три года в совершенстве овладел этим искусством . Одно было плохо : мастерству своему он так и не нашел применения .

Кто привык иметь оружие , без колебания пользуется им , чтобы добиться желаемого . Но тот , кто уповает на силу оружия , гибнет сам .

Вершей пользуются для того , чтобы поймать рыбу . Поймав рыбу , забывают про вершу . Ловушкой пользуются для того , чтобы поймать зайца . Поймав зайца , забывают про ловушку . Словами пользуются для того , чтобы выразить смысл . Постигнув смысл , забывают про слова . Где бы найти забывшего про слова человека , чтобы побеседовать с ним ?

Ле Юйкоу показывал Бохуню-Безвестному свое искусство стрельбы из лука : натянул тетиву , поставил на локоть кубок с водой , пустил стрелу , а потом , не дожидаясь , когда она долетит до цели , пустил и вторую , и третью . И все это время стоял неподвижно , точно истукан .
  «Это мастерство стрельбы при стрельбе , а не стрельба без стрельбы . – сказал Бохунь-Безвестный .- А смог бы ты стрелять , если бы взошел со мной на скалу и встал на камень , нависший над пропастью в тысячу саженей ?»
  Тут Безвестный взошел на высокую скалу , встал на камень , нависший над пропастью в тысячу саженей , повернулся и отступил назад так , что ступни его до половины оказались над пропастью , а потом подозвал к себе Ле Юйкоу . Тот же , обливаясь холодным потом , упал на землю и закрыл лицо руками .
  «У высшего человека ,- сказал Безвестный ,- дух не ведает смущения , даже если он воспаряет в голубое небо , опускается в мировую бездну или улетает к дальним пределам земли . Тебе же  сейчас хочется зажмуриться от страха . Искусство твое немногого стоит !»

Повар на кухне разделывал бычьи туши для царя Вэнь-хоя . Взмахнет рукой , навалится плечом , подопрет коленом , притопнет ногой , и вот : вжик ! бах ! Блестящий нож словно пляшет в воздухе – то в такт мелодии «Тутовая роща» , то в ритме песнопений Цзиншоу .
  « Прекрасно!- воскликнул царь Вень-хой .- Сколь высоко твое искусство , повар!»
   Отложив нож , повар сказал в ответ :
  «Ваш слуга любит Путь , а он выше обыкновенного мастерства . Поначалу , когда я занялся разделкой туш , я видел перед собой только туши быков , но минуло три года – и я уже не видел их перед собою ! Теперь я не смотрю глазами , а полагаюсь на осязание духа , я перестал воспринимать органами чувств и даю претвориться во мне духовному желанию .
  Вверяясь Небесному устройству , я веду нож через главные сочленения , непроизвольно проникаю во внутренние пустоты , следуя лишь непреложному , и потому никогда не наталкиваюсь на мышцы или сухожилия , не говоря уже о костях .
  Хороший повар меняет свой нож каждый год – потому что он режет . Обычный повар меняет свой нож каждый месяц – потому что он рубит . А я пользуюсь своим ножом уже девятнадцать лет , разделал им несколько тысяч туш , а нож все еще выглядит таким , словно только что сошел с точильного камня . Ведь в сочленениях туши всегда есть зазор , а лезвие моего ножа не имеет толщины . Когда же то , что не имеет толщины , вводится в пустоту , ножу всегда найдется предостаточно места , где погулять . Вот почему даже спустя девятнадцать лет мой нож выглядит так , словно только что сошел с точильного камня . Однако же всякий раз , когда я подхожу к трудному месту , я вижу , где мне придется нелегко , и собираю воедино мое внимание . Пристально вглядываясь в это место , я не делаю быстрых и резких движений , веду нож старательно , и вдруг туша распадается , словно ком земли рушится на землю . Тогда я поднимаю вверх руку , с довольным видом оглядываюсь по сторонам , а потом вытираю нож и кладу его на место » .
  «Превосходно! - воскликнул царь Вень - хой, - Послушав своего повара , я понял , как нужно вскармливать жизнь!»

20 Май 2006, 22:53:23
Ответ #1
Оффлайн

Stream

  • Рейтинг +4/-0

Принимаю эстафету:)
Дзэнские притчи (избранное)
  Басе, Мастера дзэн, спросили:
-Расскажите что-нибудь о своих беседах. Вы говорите и при этом выступаете против слов. Вы говорите: "Тот, кто знает, тот молчит!" Но ведь вы не молчите! Как это понять?
  Басе ответил:
-Говорят другие, я цвету!
--------------------------------------------------------
Двое монахов спорили о флаге. Один говорил:
-Двидется флаг.
Другой:
Движется ветер.
  Мимо проходил Лин-чи. Он остановился и сказал:
-Ни флаг, ни ветер - движется ум!
---------------------------------------------------------
Ученик спросил Нагсена:
-Что есть Путь?
-Путь - это повседневная жизнь, - ответил Нагсен.
-А можно ли этому научиться? - спросил ученик.
-Да.
-Если ты попробуешь учиться, - ответил Нагсен, - то будешь далеко от Пути.
-Но если я не буду учиться, как я смогу узнать, что это Путь? - спросил ученик.
-Путь не принадлежит воспринимаемому миру. Также он не принадлежит и миру невоспринимаемому. Познавание - иллюзия, непознавание - бессмыслица. Если ты хочешь достичь истинного Пути, отдайся свободе, которая есть у Неба.
-----------------------------------------------------
Созана, китайского Мастера дзэн, студент спросил: "Что всего ценнее в мире?" Мастер ответил: "Голова мертвой кошки".
"Почему?" - снова спросил студент.
Созан ответил: "Потому что никто не сможет оценить её".
-----------------------------------------------------
Продолжение следует...

21 Май 2006, 22:45:08
Ответ #2
Оффлайн

Stream

  • Рейтинг +4/-0

В Японии в воинах воспитывают бдительность, осознанность. Это является основой обучения, всё остальное — второстепенно. Искусство фехтования, искусство стрельбы из лука — лишь способы развить бдительность.

О великом Мастере Риндзае рассказывают, что он не всегда добивался успеха в стрельбе из лука. Его стрелы часто пролетали мимо цели. А он был известен, как один из величайших лучников. Когда спрашивали: «Почему он считается великим лучником?», — его ученики отвечали:

— Это не конечная цель, это начало. Мы не имеем отношения к стреле, достигающей цели, мы имеем отношение к стреле, начинающей свой путь.

Среди учеников Риндзая был известный лучник. Ежедневно он учился стрелять из лука, и все его стрелы попадали точно в цель. Риндзай говорил ему:

— Нет, это неудача. Технически стрела вылетает правильно, но ты не весь здесь. Ты теряешь бдительность в своём сне.

Однажды Риндзаю доложили, что к ним пришёл неизвестный Мастер, который демонстрирует величайшее искусство стрельбы из лука. Риндзай пошёл посмотреть. И действительно, человек поражал своим мастерством.

Когда он прицелился и натянул тетиву, на его локоть поставили чашку с водой, и он начал стрелять. Когда первая стрела поразила цель, вторая уже была в тетиве, и за ней сразу последовала третья. Сам он при этом даже не шелохнулся.

Мастер, посмотрев на это, сказал:

— Техника твоей стрельбы хороша, но это всего лишь техника. Ты выглядишь как статуя только снаружи. Пойдём сейчас на высокую гору, встанем на скалу, выступающую над пропастью, и тогда ты будешь стрелять.

Они взобрались на гору. Стоя на скале, выступающей над пропастью в тысячу метров глубиной, Учитель отступил назад, пока одна треть его ступней не повисла над пропастью. Потом он предложил встать лучнику рядом и стрелять. Тот подошёл, взглянул вниз, ноги его задрожали, лицо побледнело.

Мастер, продолжая стоять над пропастью, сказал:

— Совершенный человек поднимается над голубым небом, ныряет в жёлтый источник или странствует во всех восьми пределах мира, и в его душе нет признаков изменения. Но ты был обманут признаками дрожи, твои глаза ошеломлены. И ты надеешься поразить Цель?
-----------------------------------------------------
Дзэн — это творческое состояние, возникающее, когда «жаждущий припадает к источнику Бытия». Словами это невозможно передать, но Мастера стремятся выразить это примером своей жизни, как бы говоря: «К чему слова? Делай, как я!»

Ум — это постоянные вопросы и ответы. У пытливого человека должны быть вопросы, но если он примет ответ — вопрос умрет. Вопросы должны оставаться. Один вечный вопрос к Бытию и один вечный, непрерывный ответ Бытия.

Один учёный пришёл к Будде и задал сразу множество вопросов. Будда спросил его:

— Вы пришли искать или задавать вопросы?

Учёный ответил:

— Какая разница? Вопрос — это и есть поиск!

Будда сказал:

— Разница такая же, как при соизмеримости Небес и Земли. Поиск — это жажда, а вопрос — это игра ума.

Дзэнское хокку говорит:

Дикие гуси летят через озеро.
Озеро, конечно, отражает их.
Гуси не просят: «Отрази нас».
Озеро не говорит:
«Спасибо, что вы прилетели отразиться во мне».
-----------------------------------------------------
Многие знатные люди хотели учиться у Лао-Цзы, но это было невозможно. Люди были слишком определёнными, а Лао-Цзы — это естественность, это сама природа. Чтобы учиться у Природы, нужно быть никем или всем. Быть Единым. Иначе будешь только препарировать Природу.

Рассказывают, что когда к Лао-Цзы пришел Чжуан-Цзы, Лао-Цзы сказал:

— Прекрасно! Ты пришёл, чтобы быть моим Мастером?

Чжуан-Цзы ответил:

— Оставим это! Почему мы не можем просто быть?

И он прикоснулся к ногам Лао-Цзы. Тот воскликнул: "Что ты делаешь?" Чжуан-Цзы ответил:

— Не ставьте ничего между нами. Если я чувствую, что должен прикоснуться к вашим ногам, тогда никто не может помешать мне — ни вы, ни я. Мы просто наблюдаем, как это происходит!
-----------------------------------------------------
В океане жила-была рыба, обычная рыба. Только однажды она слишком много наслышалась об Океане, и решила, что должна потратить все силы своей жизни, но попасть туда.

Рыба начала обращаться к разным мудрецам, и, хотя многим из них нечего было сказать, они говорили всякую чепуху, чтобы поддержать свой авторитет «гуру».

Так, одна мудрая рыба сказала, что достичь Океана очень и очень непросто. Для этого сначала нужно практиковать определённые позы и движения первой ступени восьмеричного пути безупречно двигающих плавниками рыб.

Другая рыба-гуру учила, что путь в Океан лежит через изучение основ миров просветлённых рыб.

Третья учила, что постижение Океана очень и очень сложно, и только очень немногие рыбы когда-либо достигали этого. Единственный путь — это повторять все время мантру «Рам-рам-рам…», и только тогда откроется путь к Океану.

И как-то раз вконец уставшая от разнообразных поучений рыба поплыла в заросли водорослей. И там она встретила совершенно обыкновенную неприметную рыбу.

Услышав о нелёгких исканиях, она так учила рыбу-искателя:

— Океан, который ты ищешь, всегда был, есть и будет рядом с тобой. Он всегда кормит, оберегает, окружает своих обитателей. И ты тоже являешься частью Океана, только ты этого не замечаешь. Океан и внутри тебя, и снаружи тебя, и ты — его любимая часть. А все рыбы — это волны этого великого Океана!
 ----------------------------------------------------
Рассказывают, что Лао-Цзы шёл через лес. Сотня дровосеков рубили деревья. Но вот Лао-Цзы увидел огромное дерево несрубленным. Оно было очень большим и прекрасным. Лао-Цзы послал своих учеников узнать, почему дерево не рубят.

— Оно бесполезно, — был ответ, — из него ничего нельзя сделать. Оно не годится даже для мебели.

И Лао-Цзы сказал ученикам:

— Научитесь у этого дерева, станьте столь же бесполезными. Тогда никто вас не тронет. Это великое дерево. Взгляните, все эти деревья погибли, они были прямые и стройные. Должно быть, эти стройные деревья очень гордились собой, и они кому-то понадобились. Станьте бесполезными, но поймите смысл этого: не становитесь товаром, не становитесь вещью, иначе вас будут продавать и покупать.

 

Умер один великий даос. Лао-Цзы отправился оказать ему последнюю почесть. Но на похоронах собралось множество людей. Он удивился и повернул обратно. Ученики, сопровождавшие его, спросили:

— В чём дело? Почему Вы решили вернуться, не оказав последней почести?

— Он не мог быть человеком Дао, — ответил Лао-Цзы. — Столько людей плачут и рыдают. Видно, он стал для них чем-то незаменимым. Значит, от него им была какая-то польза. Вот почему я возвращаюсь. Он не следовал учению истинно.
-----------------------------------------------------
Гань-Ин в старину был замечательным стрелком. Лишь натянет лук — и звери ложатся, а птицы падают. У Гань-Ина обучался Стремительный Вэй и превзошёл в мастерстве своего наставника. К Стремительному Вэю и пришёл учиться Цзи-Чан.

— Сначала научись не моргать, — сказал ему Стремительный Вэй, — а затем поговорим и о стрельбе.

Цзи-Чан вернулся домой, лёг под ткацкий станок своей жены и стал глядеть, как снуёт челнок. Через два года он не моргал, даже если его кололи в уголок глаза кончиком шила.

Цзи-Чан доложил об этом Стремительному Вэю, тот сказал:

— Этого ещё недостаточно. Теперь ещё научись смотреть, а потом можно и стрелять. Научись видеть малое — точно большое, туманное — точно ясное, а затем доложишь.

Чан подвесил к окну вошь на конском волосе и стал на неё глядеть, обернувшись лицом к югу. Через десять дней вошь стала расти в его глазах, а через три года уподобилась тележному колесу, все же остальные предметы казались ему величиной с холм или гору. Взял он лук из яньского рога, стрелу из цзинского бамбука, выстрелил и пронзил сердце вши, не порвав волоса.

Доложил об этом Стремительному Вэю. Стремительный Вэй ударил себя в грудь, затопал ногами и воскликнул:

— Ты овладел искусством!

Тогда Цзи-Чан понял, что во всей Поднебесной для него остался лишь один соперник, и задумал убить Стремительного Вэя.

Они встретились на пустыре и стали друг в друга стрелять. Стрелы их на полдороги сталкивались наконечниками и падали на землю, не поднимая пыли. Но вот у Стремительного Вэя иссякли стрелы, а у Цзи-Чана осталась ещё одна. Он спустил её, но Стремительный Вэй точно отразил стрелу колючкой кустарника.

И тут оба мастера заплакали, отбросили луки, поклонились друг другу до земли и просили друг друга считаться отцом и сыном. Каждый надкусил себе руку и кровью поклялся никому более не передавать своего мастерства.
:)