Лента

Автор Тема: НЕ ЛУЧНАЯ ТЕMA  (Прочитано 3476 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

26 Май 2006, 11:42:58
Прочитано 3476 раз

hummer

Гость
Сюда буду выкладывать рассказы людей бывалых, чувствующих и любящих природу, но не странствующих с луком в руках.  :D Все материалы публикуются с согласия авторов или по просьбам их друзей. Если вы увидите здесь свое произведение и посчитаете, что ему здесь не место, просто сообщите мне об этом в личку и ваше творение будет удалено. Приятного прочтения всем!  :D
« Последнее редактирование: 05 Март 2008, 01:43:45 от BigMichael »

26 Май 2006, 11:52:54
Ответ #1

hummer

Гость
АВТОР: Александр Сергеевич Жилинский
(прислано: Stream)

Это произошло в горах Кавказа, на главном Кавказском хребте. Целью моего похода в горы было послушать рев оленей, которым начинался в первой декаде сентября, и  длился до конца месяца.
От кордона Бабук-аул, находившегося в Западном заповедном лесничестве, мне пришлось преодолеть девять километров   подъема на Черкесский перевал. Там, на перевале, было построено несколько летних балаганов, их сделали пастухи, которые пригоняли скот на местные альпийские пастбища с побережья Черного моря.
В полутора километрах от балаганов стояла, вонзаясь в небосклон,  отвесная скала Фишт,  знаменитая своей неприступностью, коварством и довольно таки своеобразной формой. Длина этого каменного природного сооружения в виде подковы была около 10 км, высота – 850 метров отвеса от подножия до вершины. Всего же от уровня моря –  2850 метров.
Не  доходя  до  балаганов,  я  расположился  на возвышенности, покрытой   мягкой травой, цветами и низкорослым альпийским рододендроном.  Устроившись поудобней, чтобы отдохнули ноги, я снова и снова осматривал этот каменный исполин, возникший из недр планеты. Я с детства посещал альпийские луга и всякий раз, глядя на Фишт, получал все новые и новые ощущения. Вот и сейчас, когда мне уже почти под семьдесят, я опять пришел сюда, в это уникальное место, на Черкесский перевал главного Кавказского хребта, чтобы поразмышлять и набраться новых впечатлений.
Первое, что меня всегда поражало в этой скале - это ее мощь, обнаженная из глубин планеты. Земля выдавила Фишт из своих недр, как бы показывая, – вот что у меня еще есть!
Этот каменный исполин своей колоссальной тяжестью давил на все вокруг – давил на альпийские луга, на низлежащие пологие горы, морально подавлял смотрящего на него человека. Поражала сама форма скалы: обращенная к юго-западу, выгнутая стеной к Черному морю, она являлась форпостом от всех ветров и ураганов, задерживала все снегопады, сбрасывая их к своему подножию, где толщина снежного покрова, порой, достигала 10 метров.
Пытаясь охарактеризовать скалу Фишт, я подыскивал подходящие эпитеты, и представьте себе, для меня это было отнюдь не легким занятием. Я перебрал все, что было в моем лексиконе, и остановился на следующем: Фишт – это олицетворение мощи и вечности нашей планеты.
Много еще можно говорить о Фиште, но я должен извиниться перед читателем, поскольку цель моего посещения Черкесского перевала была и остается прежней – послушать рев оленей.
Задержка у подножия скалы была естественной, так как ни один человек, пришедший к этому величественному природному колоссу, не может остаться к нему равнодушным. Фишт заставит его размышлять о вечности, могуществе и красоте Природы, задуматься о предназначении самого человека, как на земле, так и во всей Вселенной.
Итак, пока я прощаюсь с Фиштом, но ненадолго – я посмотрю на него еще раз ночью, при лунном свете.
Взвалив рюкзак с продуктами и теплыми вещами на спину, я  направился в обход балаганов, чтобы меня не заметили знакомые, гостеприимные пастухи. Их гостеприимство могло нарушить все мои планы. Зайди я в любой балаган, все пастухи с высокогорными отдыхающими немедленно организовали бы стол из мамалыги, мадзуна, сыра и дичины, обязательно появились бы  водка и самогон и пирушка продолжалась бы до глубокой ночи.
Но, слава Богу, меня не заметили. Я спустился вниз по пересеченной местности, стараясь попасть на границу, где кончаются альпийские луга, и начинается лес. Преодолев полуторакилометровый спуск, на котором произрастали высокогорные  травы, бурьяны вперемешку с верблюжьей колючкой и лежали отколовшиеся когда-то от скалы Фишт огромные валуны, я подошел к кромке леса, где и решил сделать ночлег.
На пригорке я выбрал более или менее ровную площадку, расстелил на земле теплую одежду, в изголовье подложил овальный камень и накрыл его пустым рюкзаком. Теперь можно было принять горизонтальное положение, что я и сделал незамедлительно.
Погода была исключительно благоприятной – ни тучки, ни облака на небосклоне. Легкое, едва заметное течение воздуха шло в направлении леса, в глубокое ущелье.
Полежав на спине минут десять-пятнадцать, я ощутил, что усталость прошла. Хочу заметить, что усталость на высокогорье проходит очень быстро и объясняется это тем, что человек здесь находится в лоне девственной, нетронутой никем природы с ее чистым воздухом и талой, с вечных снегов, водой, вытекающей родниками из-под земли на горных пастбищах.
Уже вечерело, лучи солнца освещали неприступную скалу Фишт и еще цеплялись за вершину других, более низких гор. Я прислушался, надеясь услышать знакомый мне рев оленя-самца.
Прошло не более часа после захода солнца. Уже начали сгущаться сумерки и вот тогда я услыхал протяжный рев самца оленя, звавшего на бой своих соперников. Звук, издаваемый оленем, не был похож на обыкновенное мычанье домашнего скота, он был настоящим ревом, который мог прерываться на низкой ноте, и тогда в нем слышалось рычанье разъяренного медведя, в то время как концовка рева заканчивалась протяжно, на высокой ноте. Сила его звучания была колоссальна, он был слышен на расстоянии нескольких километров.
Неожиданно я услышал, как олень ревел уже где-то на расстоянии метров ста. Он мощно басил, как пароход дальнего плавания, прерываясь, рыкал, храпел и фыркал ноздрями. К сожалению, увидеть самого красавца-гиганта не представлялось возможным, поскольку земля была окутана густыми сумерками, и заросли высокогорного криволесья не позволили бы увидеть его даже днем.
Затем я услышал треск ломаемых рогами сучьев…. Послышалось громкое сопенье и топот ног. Олень разрывал землю копытами и рогами, готовя свой точёк (место, выбираемое животным для совершения брачного ритуала - прим. авт.) для предстоящего боя с соперником.
Я обратил внимание, что в огромном каньоне было слышно уже около десяти голосов ревущих самцов. Перекликаясь, они демонстрировали мощь, красоту и одновременно свирепость своего звучания. Очевидно, все они накаляли страсти предстоящего ритуала.
Я был уверен, что олени не только соревновались в силе и красоте своих голосов, но старались оскорбить соперника и вызвать его на дуэль –  что и происходило в данный момент с моим ближайшим оленем. Он выдал в эфир такую увертюру, что при переводе её с оленьего языка на наш, она наверняка стала бы матерною бранью или жестоким оскорблением противника. Соседний олень, услышав эту оскорбительную интонацию, рявкнул по-медвежьи,  выдавил еще какой-то угрожающий звук и, очевидно, стал приближаться к моему оленю-оскорбителю.
Не прошло и десяти минут, как олени начали сходиться, –  было слышно уже обоих. Мой ближний олень трещал о ветки рогами, топал ногами, разрывая землю. Впечатленье было такое, будто он делал последнюю разминку перед боем.
Соперник, подходя на точёк, неистово храпел и ломал ветви молодняка рогами. Наконец, послышалось столкновение рогов, олени сошлись, ударились, затарахтели, отскочили друг от друга и опять налетели, ударились и затарахтели вновь. Был слышен храп, громкое сопенье, топот ног, треск сучьев и ветвей.
Битва продолжалась около десяти минут. Один из соперников не выдержал – и бросился наутёк, создавая на весь лес шум, похожий на шум катящегося по кустарникам валуна. Было слышно, как победитель преследовал его на довольно большое расстояние.
Воцарившаяся после боя тишина была относительной. В глубоком ущелье-каньоне еще ревели олени, правда, их рев уже был не таким интенсивным и неистовым. Все постепенно погружалось в дремоту под влиянием глубокой ночи.
Под действием пережитых за эти часы впечатлений я стал размышлять: вот он, естественный отбор Природы – право продолжать свой олений род предоставляется сильному, выносливому, быстрому.  Неудачники могут отстаивать   свой   титул   на   следующий   год   или, неутвержденные, они сойдут с жизненной тропы, не имея наследников.
А что же человек?.. – продолжал думать я. Ведь он –  единственное разумное существо на нашей планете, посредник между естественными законами природы и жизнью на земле. Соответствует ли он своему предназначенью? С полной уверенностью можно сказать – нет, не соответствует! Ни в одной сфере своей деятельности человек не считается с естественной средой и окружающим его миром...
Дорогой читатель! Казалось бы, можно поставить точку в моем рассказе. Но, если Вас не сморил сон  от моего монотонного повествования, то я продолжу его дальше, – ведь до утра еще очень много времени. В балаган идти не хочется, погода благоприятная и из-за гор уже давно вышла огромная луна. Она осветила матовым светом сказочные склоны Фишта. Неосвещенные места скалы зияли черными дырами, гротами и глубокими пещерами. Казалось, там живут и могут в любую минуту вылезти доисторические животные.
Налюбовавшись на это зрелище, я устремил взор в сторону глубокого каньона, куда не проникал свет луны. Чернота и темнота ущелья усугублялись еще  пихтовыми стенами, которые покрывали его склоны, и из глубины каньона исходил все нарастающий звук, похожий на рев, но уже не олений – он был торжественным, всепоглощающим и невероятно таинственным. Он медленно и, как бы нехотя, шел из глубины этого черного зева – и, чем выше поднималось его звучание, тем стройнее и благозвучнее оно становилось. Когда этой гимн нашей планеты достиг лунного света, он стал вибрировать и приобретать исключительно утверждающую торжественность.
Я слушал    эти очаровательные звуки и мой взор скользил по скале Фишт, – достиг её вершины и вонзился в космические дали, откуда мне спокойно подмигивали многочисленные звезды, как бы говоря: что, напрягаешься, хочешь все увидеть, услышать и все понять?.. Однако я действительно напрягался, стараясь увидеть самые маленькие отдаленные звезды. То ли от нахлынувших чувств, то ли от услышанного и увиденного мои глаза заволокло благодатной влагой, и все звезды, весь Млечный Путь стали усиленно мигать и плясать как в детском калейдоскопе. Луна тоже делала удивительные гримасы, как бы усмехаясь над моим бессилием.
Наконец, я оторвал взгляд от звездного небосклона, и долгое время старался не глядеть ни на земные пейзажи, ни на космические миры бесконечной Вселенной. Я погрузился в раздумья, стремись упорядочить мысли  и впечатления о пережитом за эти ночные часы.
Если говорить о Фиште, то мне кажется, (и я в этом даже уверен), что вокруг него витает некая космическая энергия,  которая положительно влияет на регион Черкесского перевала главного Кавказского хребта – начиная с  воздуха,  с  источников  талой  воды,  климата и растительности, альпийских лугов, вечных снегов и сказочных горных пейзажей. И все это находится здесь в своем первозданном виде, еще не тронутом цивилизацией.
Человек, прожив в балагане хотя бы десять дней, преображается. Цвет  лица становится розовым, кожа – эластичной, а тело – упругим и подтянутым, исчезают многие недомогания. В этих местах человек находится в единстве с девственной Природой, он постоянно общается с ней и она постоянно держит его в приятном естественном напряжении. Энергия, проникающая из космических миров, способствует улучшению всей нашей жизнедеятельности.
А что же наш урбанизированный человек? – рассуждал я. Что чувствует его душа, закопченная выхлопными газами? В каком состоянии находится его нервная система, когда человечество с головой окунулось в эпоху терроризма, коррупции, наркомании, совершенной безнравственности и безыдейности?!
И захотелось крикнуть во весь голос: Эй вы, разумные существа! Что делаете? О чем думаете? Зачем портите экологию? Ведь вы знаете, в силу своей разумности, чем это все кончится! Владимир Высоцкий красиво и правдиво сказал о горах, я солидарен с ним –  «Лучше Гор, могут быть – только Горы»!

Мой совет – идите в горы!!!

В горах вы будете находиться ближе к Господу Богу. Переночуйте наедине с девственной Природой, послушайте рев оленей, – могучие звуки гимна нашей планеты и, наконец, устремите свой взор в космическое пространство, в бесконечную Вселенную.
Попросите Всевышнего, чтобы очистил ваши души от грязи, исповедуйтесь Ему. И я уверен, что в душе у Вас произойдет просветление, ликование и очищение...
Так я рассуждал после проведенной наедине с Природой ночи.
Довольный своими рассуждениями и выводами, я взглянул на небосклон…

23 Май 2009, 13:09:46
Ответ #2

Немец

Гость
Да, монотонность здесь не ночевала.... Страшно интересно!

25 Май 2009, 13:57:43
Ответ #3
Оффлайн

лесник

  • Рейтинг +113/-0

  Эх, хорошая тема, надо бы обновить.
  В 2003 и в 2004 г. тоже лазил по Кавказу. Купил атлас двухкилометровку, проложил маршрут от Верхнеармянского Лоо через маленький перевал на дорогу, по дороге до "Третьей Роты" и от сюда в горы по тропе через гору "Максимовка" в сторону "Бородавки". Набрал воды литров пять, я ведь незнаю что впереди, по атласу конечно видно где ручьи, но как там сложится -кто ведает. Ну там спальник, плащпалатку из прочного какого-то полиэтилена(от дождя), поесть на несколько дней, поливитамины обязательно до этого их игнорировал и сдыхал буквально через пару километров, еще разной мелочи и вперед. Пока переваливал через первый маленький перевал ближе к дороге вспугнул несколько косуль. До "Третьей Роты" дошел по дороге без происшествий, родник там по пути нашел.
   В "Третьей Роте" стал спрашивать как тропу в горы найти. Сказали поднимайся в горы по "Пальме". Пальмой оказалось местные называют заросли Самшита. Еще сказали раньше по тропам скот гоняли на пастбища, но после организации нац. парка бесплатно запретили гонять и теперь тропы в горах зарастают. Кстати домашние свиньи там лазиют где им вздумается. Ну короче полез в горы. Кстати билайн в те годы брал, заметил, когда определенной высоты поднимешься -берет, чуть ниже спустишься - уже нет. В лесу там стоит своеобразный несколько сладковатый запах, как показалось от растений мне пока незнакомых похожих на нашу мать-и-мачеху. Сперва меня этот запах раздражал, но потом в др. годы наоборот манил. На ноги там лучше надевать штаны полностью закрывающие ноги несмотря на жару, много растет маленьких таких лиан что-ли из семейства розоцветных с колючками маленькими а-ля шиповник, в некоторых местах вся тропа ими увита. К вечеру забрался на высокую гору покрытую лесом и решил там заночевать. Такая красивая панорама открывалась, вниз спускались отроги гор и видно было по рельефу где примерно тропа идет. Дальше в дымке видны были высокие пики гор покрытые снежниками. Ну поел, пожелал себе спокойной ночи и заснул.
  Утром проснулся посмотрел на величественные горы покрытые снегом и ощутил какую-то звенящую тишину, даже не помню чтоб птицы пели. Меня охватило ощущение, что я совершаю какое-то чуть ли не святотатство находясь здесь. А может предчувствие чего-то нехорощего, незнаю. Короче я испугался и решил дальше не идти, быстро собрался и стал спускаться ниже в лес, где мне все так было знакомо и любо. В общем альпинист из меня врят ли получится. :) По дороге назад пошел мелкий дождь. В дождь оказалось особенно опасно спускаться с горы по траве без тропы, несколько раз чуть кубарем не полетел. Думал еще заглянуть по дороге в Солох-аул, но из-за дождя решил не идти туда, а решил перевалить через перевал до Верхнеармянского Лоо по лесу без тропы. Но не тут-то было. Те розоцветные, которые в горах были маленькие и сухонькие, здесь, может ближе к побережью моря, не знаю, разрослись в довольно ощутимые лианы с серьезными колючками. Я какое-то время шел протискивался между ними, руками отодвигал, но потом благоразумно решил вернуться обратно на тропу. ну и короче вернулся домой без происшествий. На память в горах на тропе нашел рог косули. Вот ;)

25 Май 2009, 14:08:23
Ответ #4
Оффлайн

лесник

  • Рейтинг +113/-0

Это место где я в горы полез по зарослям Самшита.
Ниже- возвращаюсь обратно после дождя. На мне ни одной сухой нитки :)
« Последнее редактирование: 25 Май 2009, 19:53:54 от лесник »

25 Май 2009, 18:32:21
Ответ #5
Оффлайн

Мойща_29

  • Рейтинг +5/-1

Кстати ничто так не мочит насквозь одежду и прочее - как дождь в горах...  Искали мы с товарищем в Абхазских озеро Амткел искали......  кстати - не нашли по глупости....

25 Май 2009, 19:59:28
Ответ #6
Оффлайн

лесник

  • Рейтинг +113/-0

 Да, в лесу больше промокаешь от веток мокрых, которые об одежду трутся. :)

 

Лучная охота в африканского племени.

Автор Hook

Ответов: 7
Просмотров: 1053
Последний ответ 04 Март 2015, 18:57:31
от лесник