Лента

Автор Тема: Охота и Выживание  (Прочитано 4584 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

15 Январь 2014, 13:09:18
Прочитано 4584 раз

Woodsman

Гость
« Последнее редактирование: 15 Январь 2014, 15:48:22 от Woodsman »

15 Январь 2014, 19:59:43
Ответ #1
Оффлайн

Мазила

  • Рейтинг +138/-0

Woodsman, Спасибо брат.
Вам братья мои - прошу вас , покорно прошу вас, оставить свой сарказм и оживить тему.
Тема "охота и выживание"
Предлагаю писать здесь форс мажоры случившиеся на охоте и то как мы выходили из сложившихся обстоятельств .
Лично я завтра расскажу свою правдивую историю как в 12цати летнем возросте заблудился в лесу и как четверо суток мне было не сладко.
« Последнее редактирование: 15 Январь 2014, 20:03:12 от Мазила »

15 Январь 2014, 20:43:04
Ответ #2
Оффлайн

лесник

Модератор
  • Рейтинг +103/-0

Братья, похоже это я камраду с ганзы увлеченному луком и почитавшему о моем бродяжничестве предложил наш форум почитать, но на правила не обратил внимание. Виноват, молодой, исправлюсь. :red: :good:
Думаю тема в качестве экстренных случаев на охоте будет полезной. :yes:

16 Январь 2014, 08:00:24
Ответ #3

AndreichS

Гость
1 ый :)
На охоте, особенно коллективной (а двое уже коллектив), говорят часто следующие: лучше зверя не добыть, чем друг друга перестрелять. Потому стрелять по четко видимой цели, с соблюдением всех мер безопасности.

16 Январь 2014, 08:06:48
Ответ #4
Оффлайн

KOFE

  • Рейтинг +1/-0

AndreichS,
рядышком же тема есть такая http://www.bowmania.ru/forum/index.php?topic=6598.0

17 Январь 2014, 19:06:30
Ответ #5
Оффлайн

Мазила

  • Рейтинг +138/-0

Woodsman, Лично я завтра расскажу свою правдивую историю как в 12цати летнем возросте заблудился в лесу и как четверо суток мне было не сладко.

Я не писатель и не рассказчик поэтому прошу простить за корявое повествование .

Дело было так: мне было 12 лет, были майские праздники, я и два уже взрослых охотника, один из которых был мой отец, отправились до зимовья чтобы унести соль, засолить солонцы. И проверить токовища.
Зима в тот год была очень снежная, и привычные места превратились в неузнаваемые, очень много поломанных деревьев, в общем, в двух словах, мы добрались до зимовья, и не успел я отдышаться, как мне, самому молодому, поручили сходить за водой, вручив ведро. Зимовье находилось посередине склона холма, задача  была простая -  спуститься с горы, набрать воды и подняться наверх, от зимовья до ручья расстояние было около 200 метров.
Спускаясь вниз мне приходилось лезть через поваленные зимним снегом деревья, пролезать сквозь сломанные ветки, бурелом, спустившись вниз и набрав воды, я понял, что подняться не расплескав воду у меня не получится, и поэтому я принял решение обойти этот бурелом и найти более удобный подъем, чтобы не расплескать воду.   Я прошел вдоль ручья метров 300, увидел хороший прогал, где можно подняться наверх, и стал спокойно подниматься и идти по холму в надежде выйти к зимовью. По моим подсчетам я должен был прийти к зимовью минут через 5-10 , но этого к сожалению не произошло, я решил пройти дальше, подумав что до зимовья я наверное еще не дошел. Обращаю ваше внимание, все это время  я нес полное ведро воды! Пройдя еще метров 300, может 400 я понял, что немного заплутал. Кричать в лесу , что-то типа: "Ау ! "- я не стал, так как считал себя опытным охотником в своем юном возрасте, да и паники у меня не было. Я просто решил вернуться обратно к ручью до того места где набирал воду, и подняться с этим гребаным ведром через бурелом, пусть и с половиной ведра воды. "Лучше два раза сходить!"-подумал я. Я спустился по холму, нашел ручей и пошел вдоль него в поисках того места, где я набирал воду. Шел я минут 10-20 прежде чем понял, что не могу найти это заветное место. И вот тут-то я понял, что я реально заблудился. Я подумал,  что может быть я ошибся сопкой, и решил спуститься в противоположный распадок и пройти другому ручью. Вобщем с ведром в руке, правда воду я вылил, я ходил - бродил, прислушиваясь, может меня уже ищут, около часа, уже начало темнеть, и мне становилось немножко жутковато. При себе у мня было: как вы понимаете ведро, патронтаж из 10 патронов, нож,  одет я был в свитер, энцефалитку, энцефалитные штаны, брезентовую кепку и резиновые сапоги.
Май в наших краях это: днем  от + 5 до + 10 градусов , а ночью от 0 до  -6 градусов. Вобщем я понимал, что мне нужен огонь, чтобы переночевать, то что он у меня был с собой, я не сразу понял, поэтому первую свою ночь я провел в кромешной тьме, лежа на лапнике и укрывались пихтовой подстилкой, сна не было, романтики тоже. Мне даже не верилось, что это происходило со мной и мне было стыдно признаться самому себе в том что это происходит. Всю ночь я вслушивался в тишину , в надежде услышать хоть что нибудь, иногда мне даже казалось, что я что-то слышу, но эти звуки больше пугали, нежели давали надежду, на тот момент это была одна из самых жутких ночей в моей жизни. Правильно в народе говорят: утро вечера мудренее. Именно утром, когда я совершенно озяб, и начал бегать вокруг пихты в надежде согреться, я вдруг вспомнил, что на моем ремне висит патронтаж, а в нем есть гильза, в которой есть порох и капсюль. Мне вдруг стало так хорошо. Теперь у меня был огонь. Сорвав немного бересты и заранее приготовив безумное количество сухих веток, я аккуратно разрезал гильзу, высыпал немножко пороха, крепко прижал острие ножа к капсюлю и с силой ударил по ножу. Ничего не произошло. Только порох с бересты разлетелся в разные стороны. Я попытался его собрать, но его оставалось так мало, что я решил обрезать еще одну гильзу, в этот раз я был аккуратней и бил по ножу уже не рукой, а палкой, порох вспыхнул и горел так быстро, что мне казалось, что я не успею ничего зажечь от него.  Но я успел, и в моих руках горела тонкая, почти прозрачная стружка от бересты.  Так я развел свой первый костер. Радости не было предела. С запахом дыма пришло желание поесть. Мне удалось найти несколько пучков молодой черемши, под кедрачом полусъеденную кедровкой шишку. Это был ой первый завтрак. На дне ведра я вскипятил немножко воды, набросав туда веточки смородины. Вобщем подкрепившись чем Бог подал, обсушившись, я решил выбираться дальше. Единственное что бы я хотел взять собой так это огонь, в то время я еще не знал,  как оказываеться это просто и легко делаеться.  Сориентировавшись на месте, я решил все же постараться найти зимовье, спустился к первому ближайшему ручью и решил просто, спокойно и не торопясь, подняться по нему вверх. Тут к слову надо сказать, что я был похож на заблудившуюся корову, потому что цинковое ведро гремело на весь лес так, что мне казалось, что меня слышно на целые мили. Примерно через 40 минут хода я отчетливо услышал выстрел.  Люди! Люди, люди люди!!! Меня ищут! Или охотник на току. Мне было не важно, желание было одно, увидеть человека. Если бы я знал тогда, какую злую шутку сыграет со мной этот выстрел. Я бросил ведро и прямо галопом побежал в сторону выстрела с криками: " Эй, эйэйэй!!! кто- нибудь!!" я полагал, что раз я слышу выстрел, то меня тоже можно услышать. Сложно сказать сколько времени я бежал, может 5 минут, а может все 20. Я кричал, останавливался, прислушивался, опять кричал, останавливался, снова прислушивался, вообщем в одну прекрасную секунду я понял, что я уметелил вообще куда- то непонятно куда. Так вплоть до полной темноты, поднимаясь и спускаясь на сопку, постоянно крича: " Эгегей!!" , я продвигался все дальше и дальше, в надежде увидеть знакомые места. Наступила  ночь, и я опять использовал две гильзы для того чтобы развести огонь. Сидя у огня, в голову приходили мысли о поджоге тайги, но я их отгонял, было очень жалко самого себя. Есть хотелось так, что я готов был съесть все , что угодно, лишь бы не сосало под ложечкой. Чай вскипятить я не мог, так как ведро я выбросил, о чем очень сильно жалел. К тому времени в меня уже впилось большое количество клещей, тех что было возможно я вытащил, остальные же крепко врезались в мою плоть и мне казалось, что я чувствую как они сосут мою кровь. И вы знаете, в этот момент эта проблема мне казалась самой маленькой из всех проблем с которыми я столкнулся. Опять наломав лапника, я устроился возле костра и достаточно крепко уснул. Я не буду рассказывать вам о втором и третьем днях своего блуждания, потому что они мало чем отличались от первого дня, кроме того, что я больше не слышал никаких выстрелов, расскажу вам про утро четвертого дня. Вдруг ветер донес до меня звуки автомобиля. Я четко слышал работающий двигатель, он жужжал и тарахтел. Я замер и практически не дышал, стараясь понять, с какой стороны доносится звук. Как в последствии оказалось, это был не автомобиль, а старенькая бензопила пасечника - деда по имени Андрей, которой он заготавливал дрова. Я услышал звук с хрустом падающего дерева, поднялся на сопку, и сначала увидел кордон, а потом меня вдруг окликнули по имени.  Передо мной был дед, который бежал ко мне и кричал : " ты- Костя ? Ты - Костя?!" , я кивнул ему, упал на колени и заплакал. Он приобнял меня, сказал что меня ищут, спросил меня могу ли я идти и все ли со мной в порядке, поднял меня на ноги и повел в сторону кордона. 
На кордоне меня напоили молоком, в бане с меня сняли штук 50 клещей, которые успели раздуться с хорошее бобовое зерно, затем успели попарить. Тем временем дед Андрей сообщил по рации что я нашелся и спустя два часа за мной приехала машина, в которой был мой отец с егерем и охотоведом.  Первое что спросил меня отец: " Где ведро?" Потом дал мне хороший подзатыльник, крепко прижал меня к себе и сказал , то я больше никогда не пойду в лес, что я должен сидеть дома и держаться за мамкину юбку.
Вобщем как оказалось в последствии я прошел больше 40 км. Как так получилось, что я заблудился " в трех соснах"? (Напоминаю вам что от зимовья до ручья было не больше 200 метров) не даром говорят: Леший. Вот он меня, наверное, и водил.либо дух тайги испытывал меня.
Много раз я бывал в этих местах и сей час знаю их как свои пять пальцев я даже несколько раз ходил тем маршрутом от зимовья до пасики но ведро так и не нашел  :hy: :hy:

Вот такая история .

17 Январь 2014, 19:32:20
Ответ #6
Оффлайн

serdobol-

  • Рейтинг +141/-0

 =-OАбалдеть :чо: Слава сибирякам!

17 Январь 2014, 20:47:38
Ответ #7
Оффлайн

argain

  • Рейтинг +34/-2

не писатель и не рассказчик
Как же не писатель и не рассказчик - очень даже... Пронести через года и на блюдечке нам всё подробности переживания выложить - прочитал, и как будто сам побывал. Спасибо Константин!

18 Январь 2014, 00:48:17
Ответ #8
Оффлайн

Dik

Мастер
  • Рейтинг +91/-3

История супер! Спасибо за рассказ, действительно интересно :)

18 Январь 2014, 14:48:28
Ответ #9
Оффлайн

Мазила

  • Рейтинг +138/-0

Спасибо Константин!
Незачто , вы давайте тоже присоеденяйтесь и расскажите если есть что рассказать !
На охоте разное было наверное .

19 Январь 2014, 09:01:21
Ответ #10
Оффлайн

лесник

Модератор
  • Рейтинг +103/-0

 Эх, все свои старые истории в разных темах порассказывал, а новые не сильно случаются. С возрастом более реалистичные планы строить начинаешь. :)

19 Январь 2014, 13:32:43
Ответ #11
Оффлайн

THOMAS

  • Рейтинг +21/-1

Есть очень хороший фильм из четырех частей. Посмотрел и многое переосмыслил. Он продолжительный по времени, но посмотреть его стоит. Это о жизни людей, настоящих Людей. Вот ссылка на первую часть остальные части найти не трудно.

19 Январь 2014, 16:48:37
Ответ #12
Оффлайн

VicM

  • Рейтинг +177/-0

Есть очень хороший фильм из четырех частей. Посмотрел и многое переосмыслил. Он продолжительный по времени, но посмотреть его стоит. Это о жизни людей, настоящих Людей. Вот ссылка на первую часть остальные части найти не трудно.
Спасибо. Достойное кино о достойных людях.

20 Январь 2014, 13:12:02
Ответ #13
Оффлайн

argain

  • Рейтинг +34/-2

Очень может пригодиться...

 

23 Май 2014, 07:39:54
Ответ #14
Оффлайн

chpu

  • Рейтинг +10/-0

так сказать попытка описать одну охоту  :) правда я её разбил на 3 части и малость оформил как рассказ, так сказать "мемуары" :red:
всё ниже описаное просто проба пера :)
« Последнее редактирование: 23 Май 2014, 16:20:19 от chpu »

23 Май 2014, 07:42:42
Ответ #15
Оффлайн

chpu

  • Рейтинг +10/-0

ЛОСЬ
Дело было почти 20-летней давности, но в памяти отпечаталось, как будто всё происходило вчера. Взяв с напарником отгулов и плюсанув их к майским праздникам, мы отправились закрывать сезон: напоследок поохотиться и вывести по большой воде скарб и шмудняк с избы, накопившийся за зиму, да капканы рассторожить на лето, тем более река была полноводной и уже без ледяных заторов, так что можно было кой-какой габаритный груз передать с "орсовскими самоходками" (небольшие суда на водомётах, завозящие по большой воде продукты в посёлок). В общем, на всё про всё было у нас 10-14 дней... Снега основная масса уже сошла, правда, в низинах и в тенистых местах лежал по щиколотку "рваными островками" вперемешку с прогалинами, в низинах попадались места, где снега было по колено. Погода как говорится "шептала": днём пригревало солнышко до +10, а то и до +15, правда ночью ниже 0 температура не опускалась, гнуса ещё не было и самый огромный плюс был в белых ночах. Зимой до избы от посёлка на буранах по прямой ходу было около 2-3 часов, летом по реке часов 5 по течению, а обратно и того больше (причина не столько в извилистости таёжных рек, а в вероятности напороться на всём ходу на топляк, поднятый разливом с берегов)... В день «Х», поднявшись около 5 утра, загрузив в лодку провизию и 2 собак напарника – обе суки, мама и дочь, обе с кличкой Айна, старой около 5 лет (работала и по зверю и по птице), молодой 4 месяца (первый выход в тайгу для натаски). По приезду на место, рассортировали груз для отправки на завтра в посёлок, на перевоз того, что не успели вывезти зимой на буранах, ушло пару дней... На третий день, когда уже пустые возвращались на избу (мотаясь по реке, частенько «подымали» утей и попутно высматривали следы зверей на берегах), в районе обеда примерно за 2 поворота до места, по правому берегу (со стороны избы)заметили лосиный след, выходящий из реки. Крутанули на лодке и причалили, Айна-мама рванула из лодки, как только та уткнулась в берег (молодая сучуха в лодку никак лезть не хотела, поэтому приходилось оставлять на избе). Сели закурили, прикинули "хрен к носу", оценили шанс добычи зверя. Если зверь недалеко ушёл, то решили брать. В общем расклад был таков: след относительно свежий (когда шли в посёлок, его точно не было), один опытный охотник плюс я новичок, ружья 2, мой 24 калибр одностволка курковка, из зарядов с собой 3 пулевых (спутник) 3 картечных (вязаные) и штук 10 дробовые, у Паши (напарника) доработаный "оленебой", вертикалка 32 калибра, нижний ствол "парадокс", верхний перепаянный "доработанный" (с полным нарезом на всю длину ствола), из зарядов штук 5 пулевых и столько же дробовых...
Примерно минут через 15 послышался лай собаки, Паша как опытный, говорит:
- Она его походу с лёжки подняла, сейчас Айна работает, и зверь далеко не уйдёт пока не пуганый. Ты скрадываешь от следа, на лай, а я на лодке пройду ниже поворот и отрежу ему проход с обратной стороны...
Объяснив мне расположение по схематичному рисунку на земле и предупредив, чтоб не палил почём зря не видя цели и старался подойти как можно тише, Паша сел в лодку и ушёл за поворот, а я выдвинулся вдоль следа на лай собаки. Пройдя примерно метров 50-70, я перестал слышать лодку, а лай начал потихоньку смещаться вправо, удаляясь от меня, в сторону уже заглохшего двигателя...
Я тоже начал забирать правее, почти параллельно лаю (это была моя ошибка, т.к. эту местность я не знал) и, ускорив шаг, почти перешёл на "подобие" бега (в болотниках много не набегаешь).
Лай снова остановился, я снизил темп ходьбы и пытался "красться незаметно" уже непосредственно на лай, пока не упёрся в завалы... (Твою же дивизию! Теперь пришлось смещаться левее доносящегося лая, обходя крепи и теряя драгоценное время).
Благополучно обогнув преграду, я вышел к относительно чистому участку леса и продолжил идти уже непосредственно на лай, который не спеша стал от меня отдаляться, пришлось ускорить темп... Вот лай остановился и начал смещаться в моём направлении, теперь остановился уже я... Эмоции, переполнявшие меня, передать словами невозможно, адреналин просто рвался наружу, хотелось "взять" зверя первым, доказать Паше, что он не ошибся в выборе напарника... Лай медленно приближался, немного меняя направление и уже были отчётливо слышны треск и "возмущённое фырчание" лося, когда он останавливался.. Лай прекратился, я начал тихонько продвигаться вперёд и вдруг боковым зрением увидел какое-то движение справа от меня, я резко развернулся всем корпусом, нажимая инстинктивно на курок ... Хвала небесам, что курок не был взведён! В 25-30 метрах от меня крался напарник в моём направлении и параллельно лаю, показывая мне жестом, чтоб я не двигался... (Меня он заметил раньше, чем я его, если б он знал, что я иду со стороны завала, а не по ранее намеченному "маршруту", то лось взят был им ещё раньше. Паша обходил зверя относительно предполагаемого моего расположения, чтоб не зацепить меня при стрельбе и самому не попасть под линию моего огня). По "недовольному" виду и жестам напарника, вызванными моими опрометчивыми действиями, у меня промелькнуло сомнение о дальнейшем нашем партнёрстве. Увидев, что я остановился и вижу его жесты, он показал мне, чтоб я взвёл курок и начинал потихоньку продвигаться в сторону лая, сам он крался на лай правее (параллельно мне), но в пределах моей видимости. Лес стал заметно чище и, пройдя не более 20-25 шагов, я заметил среди сосен "набычившегося" красавца лося, который, наклоня голову к земле, недовольно "фырчал" на лающую Айну, "прыгающую" перед ним из стороны в сторону, чтоб не попасть под его переднее копыто, которым бык периодически норовил "прихлопнуть" эту надоедливую непонятную зверушку, пытавшуюся его не только облаять но и при возможности укусить. Лось, был ЛОСЬ в прямом смысле этого слова – молодой бык около 2-2,5 лет, в холке около 2 метров (плюс-минус), на голове находилось два шишака, каждый размером с мой кулак ("зачатки" растущих рогов, как выяснилось в последствии), ко мне он стоял полузадом, голова от меня под углом на 2 часа, позиция для меня «не айс», но прекрасно выставленный под выстрел для напарника. Паша показал жестом, чтоб я не стрелял, а держал быка на мушке (моя позиция была "неубойная", а самое поганое, была вероятность при промахе зацепить собаку) и был наготове стрелять, сам же он стал выцеливать зверя. Я уже не помню мотивации своих действий: то ли адреналин сыграл свою немалую роль, то ли я пытался доказать что-то напарнику (скорее всего себе)... Выстрелили мы одновременно... Попал я в лося или нет, я не видел из-за дыма (в моих патронах был дымный порох), но я услышал краткий, но ёмкий матерок (больше адресованный мне...), в котором можно было уловить досаду и всю многогранность чувств, переполнявших человека, произносившего его; затем последовал второй выстрел со стороны Паши и шум удаляющегося быка в сторону своего выхода из реки, уже не обращавшего внимания на встречающиеся препятствия и пытавшуюся его "тормознуть" собаку, лось убегал на всех парах к спасательной воде. Всё вышеописанное произошло в течение считанных секунд. Я ломанулся следом за ним, на ходу пытаясь вытащить стреляную гильзу, но этого мне не удалось сделать, пока я не остановился, пробежав не более 20 метров, и не извлёк её с помощью ножа. Подбежав ко мне, Паша резонно спросил с досадой в голосе:
- Какого .... ты стрелял??! Я же тебе показывал..., чтоб ...не стрелял... твою... какого ты творишь?!! дымовую завесу... ... ... собаку ... чуть не... ... ... хренов "снайпер"...!!
- Паша да я вроде попал в него...
- Да, ...попадальщик... ... ... попал ... ты сам ...и мне уверенно попасть не дал ...
Чуть выпустив пар, он спросил с нескрываемым сарказмом:
- А ломанулся-то ты куда, не перезарядившись?
- Дык это... я думал...
- Догнать в болотниках и запинать? Ну ты крутой парень, – хмыкнул он.
- Хорошо хоть Айну не зацепил, я тоже правда "хорош", надо было вторым сразу бить, а не в догон...
- В смысле??! – поинтересовался я.
- Да когда "сдуплетили", моя пуля прошла см десять левее чем метил, думаю, лёгкие зацепил... А вот твоя по ходу или прошла мимо или по правой передней ноге зацепила... Я так и не понял, т.к. на пару секунд припал он на передок, тогда и надо было вторым стрелять, да я замешкался и стрельнул, только уже в догон...
Подойдя к месту действа, следов крови мы не обнаружили, однако при более детальном осмотре небольшие "клочки" ворса были, то ли от попадания, то ли от щипков Айны... Я глянул на Пашу: ??!
- Да я первым стопудово в него попал, про мой второй и твой выстрелы уверенности нет... Кому стоим? Надо идти добирать, дуй в направлении лая, только не беги, слушай собаку, бык будет пытаться уйти в отрыв, Айна его конечно не остановит, но может завернёт на тебя, а я вернусь к лодке и попробую его по реке обрезать...
Пройдя небольшое расстояние, я услышал, что лай как-то странно "остановился". Голос, подаваемый собакой, также слышался впереди, но "темп" и "интонация" была иной, чем когда лайка работала по зверю, да и сам звук как бы перемещался из стороны в сторону, при этом не удаляясь... Пройдя ещё немного, я услышал как заработал мотор, лай практически уже прекратился. Когда я вышел к берегу, по которому металась Айна вдоль кромки воды и поглядывала на тот берег, но в воду не лезла, лось не наблюдался ни на этом, ни на том берегу, ни на воде... Минут через 10 подрулил Паша:
- Ну чё, следопыт, упустил зверя?
- Да он по ходу утоп, вон собакен мечется...
- Ага, захлебнулся, когда ласты слетели... Садись в лодку, он нас запутать пытается, я его выход на том берегу видел, когда сюда лодку гнал ... Залазь один. Айну брать не будем, она без надобности, а то зверь не заляжет, собака пока пусть здесь будет, тем более к избе сама прибежит если что.
Спустившись немного по течению и причалив к противоположному более крутому берегу, мы увидели отчётливый след, как на него всей "махиной" вскарабкивался лось. Изучив внимательно место выхода, Паша обнаружил след крови в полутора метрах левее!! от направления движения зверя.
- Как так? Стрелял по правому борту, а кровь по левому фонтаном бьёт?! – удивился я.
- Да всё правильно, сквозняком прошла, лёгкие оба пробиты. Только входное по ходу "захлопнулось", да и ты, смотрю, тоже всё-таки попал...
Паша стоял на пригорке на который взобрался зверь и показывал на след. Подойдя, я увидел три чётких отпечатка копыт и непонятный "вдавленный росчерк", где должен был быть след правого переднего копыта.
- ???!
- По ходу ты ему камус подпортил, а когда он выбирался на пригорок, ногу и подломил под весом туши. Ну чё, студент, клиент наш и ему никуда от нас не деться, здесь торфяная болотина и по её краю крепи из завалов, пойдём не спеша, он ща должен успокоиться и залечь, т.к. оторвался от нас далеко и собака его не гонит, на трёх ногах через валежник по болотине не уйдёт, "парень"-то неместный по ходу, иначе сюда бы не пошёл, да и кровища вон фонтанит как...
Болото оттаяло только сверху на полметра, ну край на метр (порой бывало, что даже в июле "срезаешь" мохнатую кочку, а там "мини ледник"), на поверхности этой "торфяной каши" мы в принципе держались "нормально", что не скажешь про зверя, он проваливался под своим весом почти по самое брюхо... (Я слышал от бывалых охотников, что лось по такому болоту, чтоб не вязнуть, уходит "как на лыжах", подгибая передние ноги, но наш шёл «по-честному» без всяких там "финтов", наверное не позволяла поломанная конечность). Пройдя по следу с полкилометра, решили всё же вернуться к лодке и съездить за собакой, т.к. зверь шёл, не сбавляя темпа, и останавливаться явно не собирался...
Айна, как преданная "жена моряка", ждала нас, где мы её оставили на берегу, теперь я с ней поменялся местами: меня Паша оставил на этом берегу, чтоб не был обузой, и, сказав мне идти "никуда не сворачивая", указал направление на избу.
- Если опять дурить не будешь, минут за 30-40 дойдёшь до озера, а на пригорке избу от него видно будет, жди меня у избы, там уже и я, глядишь, подъеду за тобой...
Неспешным шагом я продвигался около получаса в указанном мне направлении, по возможности обходя валежник, но малёк промахнулся и вышел к озеру слева, со стороны реки (озеро от реки отрезал клочок суши шириной не более 20 метров), где завалы были более непроходимы. Сквозь валежник видна была гладь озера и не растаявшая серо-белая ледяная "бляха", гоняемая по поверхности порывами ветра, а почти прямо на противоположном берегу озера, на пригорке, в просвете меж сосен виднелась крыша избы.
Начав обходить завалы с правой стороны озера, я услышал звук то приближающегося, то опять удаляющегося мотора, работающего на малых, значится лось не залёг на той болотине, и Паша ищет след выхода... Я продолжал движение вправо, обходя завалы, периодически поглядывая на избу, когда мой взгляд заметил за завалами непонятное шевеление. Показалось??! Я решил подойти как можно ближе к завалам и глянуть, что бы это могло быть... Вот те на! Лось, он стоял и прислушивался к звуку мотора, который уже молчал (не найдя выход, Паша решил искать зверя пешком на этом берегу), а может быть и к моим шагам... Если бы не поворот головы животного, среагировавшего на звук мотора, то я мог, не заметив, пройти мимо. Лось стоял почти у самой кромки озера, метрах в 25-30 от меня, а между нами был валежник, "хорошо" было видно только его голову и верхнюю часть шеи. По превратности судьбы он стоял ко мне в той же позе, что и ранее в бору, но только с поднятой головой, повёрнутой в профиль. Мля..., куда стрелять?! Через завалы наугад в корпус всяко без шанса, в голову?! А вдруг повернёт? Остаётся только шея и то есть вероятность смазать... Аккуратно взведя курок, я попытался прицелиться в шею, где вероятность встречи пули и веток была близка к нулю... Я нажал на курок... но выстрел прозвучал с задержкой в пару секунд (патрон, видать, был старый) и опять облако дыма... Твою дивизию!.. Автоматически переломив ружьё, я вытащил гильзу, сунул в патронташ и хотел достать последнюю пулю – ёк макарёк!.. – один пулевой я где-то "посеял" (видно, когда на бегу пытался перезарядиться), пришлось вгонять вязаную картечь... Попал я или нет, уверенности у меня не было даже на 50%, но лось не сорвался на "махах", как прошлый раз, а пошёл вдоль берега озера "припадающим спокойным" шагом в сторону избы, обходя озеро справой стороны, стрелять через валежник вязаной картечью я не стал, чтоб выйти на уверенный выстрел, пришлось мне перейти на бег, огибая завалы по более широкому радиусу... Видать, услышав мой выстрел, перпендикулярно направлению моего движения неслась Айна и далеко впереди меня (метров 40) был слышен приближающийся шум – это бежал Паша.
- Ты по кому стрелял?!
- Паша, он к реке уходит, мимо избы!!! - прокричал я на бегу.
Лось увеличил темп, перейдя на "рысь" (если можно так сказать, когда зверь подкидывал переднюю часть корпуса, нижняя часть правой передней ноги "взбрыкивалась" неестественно вверх и немного в сторону), уже почти обогнув озеро и направляясь к реке, его настигла Айна, она бежала почти вровень с головой лося, пытаясь его развернуть на нас, а в каких-то 20 метрах над ними возвышалась изба. Я уже практически обогнул завал и вышел на "финишную" прямую, когда чуть впереди меня с пригорка раздался один и следом второй выстрел (это стрелял Паша: одна пуля прошла намного выше, не причинив зверю вреда, а вторая "чиркнула" по холке). Лось прибавил темп и ломанулся напропалую к реке не разбирая дороги, Айна практически уже "висела" на нём... Лось на всём скаку, преодолев небольшой участок суши, отделяющий его от воды, рухнул в "спасительную" реку...
Айна "бесновалась" на берегу от разочарования и досады, но в воду не лезла, а бегала вдоль обрывистого берега и облаивала уплывающий трофей. Подбежав с Пашей почти одновременно, мы увидели лося уже на середине реки. Бедное измотанное и "обескровленное" животное уже не соображало о своих действиях и пыталось плыть против течения в сторону противоположного обрывистого берега. Мы стояли на небольшом (с пол метра) возвышении над водой, лось же пытался выплыть на небольшой пологий "пятачок" чуть наискосок вверх по течению (ширина реки в этом месте не превышала 30-40 метров), остальная часть противоположного берега была обрывистая и высотой под 2-3 метра возвышающаяся над водой.
Над поверхностью воды были видны только голова и часть шеи, иногда появлялся загривок. Паша прицелился и нажал на курок, выстрел не раздался, он переставил патрон в другой ствол... снова осечка...
- пля.. я пустой, только дробь, а у тебя чё с патронами? - спросил он меня.
- Картечных 3 штуки и остальные дробовые...
- Так пали, чё ждёшь-то? Не сцы, Петруха, не утонет, это не медведь, цель только по шее, а я на избу, за мелканом, там вроде патронов полпачки должно остаться...
Расстояние до лося было не более 15 метров и оно в принципе сильно не менялось, так как он плыл против течения и только на одном адреналине (7 часов гонки вымотали даже нас, что уж говорить об израненном бедном животном), но попасть в азарте и адреналине даже дробью, когда после спринтерского бега по "пересечёнке" ствол гуляет "как бык посцал", очень проблематично... Лось постепенно продвигался к своей цели, осыпаемый свинцовым "дождём" с моей стороны... Прибежал Паша с мелканом, патроны были только 10 штук закреплённых на прикладе, остальные он так и не смог найти в спешке... К этому времени я уже расстрелял большую часть боезапаса (осталось штуки 4 дробовых и 1 картечный). Паша подключился к обстрелу, когда животному оставалось чуть более 5 метров до противоположного берега, метил он не в шею, а как он говорил "под ушко", но на точности стрельбы тоже сказывались бег, курение и, возможно, возраст (Паша был старше меня на 9 лет).
Лось упорно продолжал бороться с течением и медленно продвигался к своей единственной цели, но с каждым нашим "удачным" попаданием ему эта борьба давалась всё сложней и сложней. Когда бык достиг берега и еле-еле вылез из воды на "спасительный пятак" суши, у Паши кончились патроны, а я загонял последний картечный в ствол...
Лесной гигант стоял к нам в профиль, обессиленный и шатающийся на выпирающем пятачке 2х2, перед ним была река и его "обидчики", а сзади вокруг обрывистый берег, который не мог уже его спасти...
Я вскинул ружье, прицелился... «Не стреляй!!!» - крикнул Паша, но было уже поздно, я нажал на курок. Этот мой выстрел, возможно, поставил точку мучениям животного, было видно, как заряд попал по основанию шеи животного... Зверь постоял секунд тридцать, шатаясь всё сильнее, увеличивая амплитуду, и упал в воду...
- Твою же ...., да хрена ж ты творишь-то? На лодке подъехали, он и дошёл бы сам к тому времени, или добили уверенно в "упор"...
Голова лося была под водой, сама же туша находилась в реке, наполовину выступая над поверхностью "поплавком", ноги же находились на берегу выполняя роль "якоря"...
Рядом с нами крутились собаки, мелкая Айна всё норовила вылизать морду мамке (мелкая прибежала с Пашей, когда он вернулся с мелканом).
- Смотри, чтоб трофей не уплыл, а я за лодкой, - улыбнулся в усы напарник.
Я сел на берег и закурил, мелкая Айна сидела рядом и при каждом поглаживании её всем видом показывала, что рада нашему воссоединению, пытаясь лизнуть меня в лицо, периодически фыркая и мотая головой, "хапнув" порцию дыма (Айна-мать ушла с Пашей).
Минут через 30 подъехал Паша.
- Движок чёт барахлит, а патроны от мелкана в лодке были, - сказал он.
Оставив собак на этом берегу, мы поехали разделывать лося.
Разделывать на воде нам обоим пришлось в первый раз (поэтому пришлось провозиться 1,5-2 часа), выпустив требуху и "разобрав" верхнюю часть туши, что была над водой, только после этого нам удалось вытащить на "берег" нижнюю часть. Внизу из-за поворота стал слышен приближающийся звук работающего лодочного мотора...
- Твою же... , - в сердцах выругался Паша. - Мелкан и "оленя" в воду скидывай, да быстрее давай... свою пукалку не прячь.
Ситуация была на гране фола – на пятаке 2х2 мы были как «три тополя на Плющихе» (в прямом и в переносном смысле), причаленная лодка сильно обзора со стороны реки не закрывала, мы и наполовину разделанный лось были как на ладони...
Позавчера встретившиеся "судоходчики" рассказывали о совместных рейдах "серо-зелёных" в низовьях, где река впадает в Казым (так высоко они обычно не подымались, "рейдили" только в низовьях, но по большой воде всякое могло быть ). Мы сели на тушу, пытаясь прикрыть её хоть как-то собой, и закурили... Авось пронесёт...
Из-за поворота появилась лодка, идущая на всех оборотах, в лодке было двое, один из сидящих поднял руку в приветствии, Паша ответил подобным жестом, лодка сравнялась с нами, чуть сбавив обороты, пока им было видно нас, сидящих на "пригорке", возвышающихся над лодкой (с их ракурса лось пока виден не был), но уже практически проплыв нас на малых, лодка, крутанувшись, пошла на разворот в нашу сторону, заглушив движок...
Лодка уже по инерции и по течению приближалась к нам, когда я почувствовал тычок по плечу:
- Ну приплыли... Всё – твой дом турма и фамилия твой матом... - сказал Паша.
Я сидел на измене, руки поколачивала мелкая дрожь, а на спине выступил холодный пот. Повернувшись к нему, я увидел улыбающееся лицо.
- Не сцы, Петруха, а то мясо под тобой вонять будет, прорвёмся! Это свои с посёлка.
В причалившей лодке сидели односельчане, они возвращались пустые с неудачной рыбалки, с низовых озёр в посёлок. На предложение помочь Паша ответил вежливым отказом и, немного переговорив с мужиками, пожелал удачно добраться до дому, вознаградив за "чуткость" задней ляжкой лося. В остальном остаток этого дня прошёл у нас без особых приключений, с этой охоты у нас получилось около ста кило чистым мясом, куча костей собакам и привада на капкан для более серьёзного зверя...
23 февраля 2014 г.16:49:42


23 Май 2014, 07:44:47
Ответ #16
Оффлайн

chpu

  • Рейтинг +10/-0

МЕДВЕДЬ
Закончив "возню" с тушей добытого животного, уже в районе полуночи "помянув" лося по 50 грамм неразбавленного спирта под свежачок, мы легли на боковую. На завтра нам предстоял очень насыщенный день.
С ранья Паша должен был отвезти мясо в посёлок, часть себе домой, часть передать моему брату и вернуться обратно в районе обеда. Мне же предстояло хлопотать по хозяйству, дрова наколоть, зарядить патроны на свою "пукалку" (как называл 24 калибр напарник), Паша для этого выделил мне: пол банки "Сокола" предупредив, чтоб сыпал гораздо меньше чем дымный (это как с солью, пересыплешь, крепко своё здоровье попортишь), дроби грамм 500 (дробь самолейка), рулон туалетной бумаги на пыжовку патронов, полкоробка капсюлей и свечу.
- Так как пулевых у тебя нет, ты штуки три дробовых патрона хорошо перелей свечой, "шебурша" дробь, он тогда как пуля будет, когда "схватится монолитом".
Дал ещё мелких поручений, как "мачеха золушке". Предварительно упаковав мясо в мешки из-под сахара, загрузили его в лодку (печень сварили и частично употребили ещё с вечера, себе оставили только язык, шею и сердце).
- Айна, за старшую остаёшься, смотри за ним в оба, - пошутил Паша, обращаясь к щенку, машущему ему хвостом у моих ног, и они с Айной-мамой отчалили в посёлок.
Мелкая вертелась у моих ног не отходя, от радости что в этот раз она не одна оставлена на избе, наяривая хвостом с такой скоростью чуть "не взлетая".
Закурив, я провожал взглядом лодку, пока она не скрылась за поворотом, посидев на берегу ещё немного, перебирая в памяти вчерашние события. Я вернулся на избу, только когда перестал слышаться мотор лодки. Изба была расположена очень удачно, с реки её видно не было, хотя она и находилась на возвышении (если стоять лицом к реке), слева от избы находилось небольшое озеро, справа от избы проходил ручей (самое большее в этом месте шириной метра 3), впадающий в Сорум и теряющийся выше к истоку в болотине. Так как место слияния ручья с речкой скрадывалось растительностью и с реки причалившую лодку видно не было, сюда мы обычно загоняли лодку, чтоб не "светилась", привлекая ненужное внимание, а также она выполняла роль своеобразного "пантона" между берегов ручья.
За хлопотами по хозяйству я не заметил, как пролетело время до обеда, но Паша всё ещё не ехал... Т.к. связи не было никакой, оставалось сидеть и ждать старшего товарища, я сидел покуривая, "чай" уже закипал не по первому разу, Айна лежала у "масалыг лося", прикрыв глаза (охраняла своё от надоедливых пичуг). Было уже около 10 вечера, когда я услышал работающий движок... Ну слава богу! Паша рассказал, что задержало его: брата моего он не нашёл, тот укатил с мужиками на рыбалку в верховье, выяснилась и "косость" вчерашней Пашиной стрельбы, "оленю" пришлось подпаять стволы, съездив на цех (Паша работал сварным), да часа 1,5-2 с движком лодочным провозился ну, а самое главное, мне было привезена двудулка курковка 16 калибра и патронташ с 5 пулевыми патронами (пули самоточки, кажется, из латуни).
Утром следующего дня намечалось тащить требуху на приваду, находящуюся по другую сторону ручья, к медвежьему капкану. До капкана надо было "чухать" пёхом с требухой на горбушке по гриве холма вдоль ручья около 5 км, из всей затеи, радовало только "отсутствие" завалов на тропе.
На следующий день, слегка перекусив, сложив весь «ливер», голову лося и часть костей (пришлось немного "отжать" у собак) в мешок, приторочив сию "вкусняшку" на жердину, мы отправились в наш нелёгкий путь, неся жердину то на одном, то на другом плече (собак оставили на избе). Ноша была, конечно, не из лёгких (главное, нести с одной стороны, а не по диагонали и идти в ногу с впереди идущим), но всё же плюс был в том, что душок от кишок был пока не сильный (к тому же мешок скрадывал запах), но тяжелее нашей ноши была пытка не курить (Паша с вечера запретил курить), дошли до места где-то часа за 3 (шли не спеша, с 10-минутными перекурами).
Место Пашей было выбрано удачно, "грива", по которой мы шли, полого спускалась к обширной болотине, покрытой "кочкарником"(спуск плавно шёл метров сто), по краю болотины протекал ручей не более полуметра шириной, а посреди болотины возвышался небольшой (метров 7 в высоту и окружностью у основания около 1,5 км) островок, покрытый чёрными поваленными, а частично стоявшими обгоревшими деревьями (последствие былого пожара).
На спуске гривы растительность была скудной и с гривы площадка просматривалась отлично, в метрах 30 от ручья и находился капкан, у основания двух могучих лиственниц. Капкан был лично "сварен" Пашей ещё прошлым летом и завезён сюда заранее на «Буране» в декабре. Во взведённом состоянии дуги образовывали где-то метровый круг в диаметре. По краям рабочих "губ" капкана (на каждой дуге) с шагом в 15 см были наварены длиной 10 см заострённые штыри из прутка 6 мм, чем и напоминали пасть допотопного хищника, поджидающего свою добычу. От капкана тянулся 2-хметровый металлический строп, одним концом закреплённый за капкан, другим закреплённый к потаску (двухметровое бревно листвянки в обхват толщиной). Продемонстрировав мне (заодно и проверив работу "прибора"), как капкан перебил, расщепив, сухую ветку (толщиной с моё предплечье), попавшую на один из зубьев, мы насторожили данный девайс, предварительно подвесив мешок с "вкусняшкой" на 2 метра над капканом. Сам капкан и поводок были замаскированы ворсом, надёрганным нами с камуса и с головы лося, немного только торчали подржавленные зубья. Отойдя на три метра назад, капкан видно не было, удовлетворённые проделанной работой, мы с Пашей удалились обратно дорогой, которой и пришли сюда.
На следующий день мы "прогулялись" уже с собаками на "ближний" путик, расположенный по этой стороне болотины. Айна-мама "челночила" в стороне от нас, периодически облаивая копылух да белок, мелкая же трусила в полуметре позади нас. На лай собаки мы внимания уже не обращали, мяса у нас и собак было в достатке, да и привада уже тоже была не нужна, нас (вернее, Пашу) сейчас интересовало не это. Проверив, что настороженных капканов не осталось, Паша "ознакомил" меня с окрестностями (пошла моя натаска), пройдя чуть глубже в тайгу пару километров, стали попадаться "воронки" (развороченные муравейники). Таких размеров муравейников мне раньше видеть не доводилось – диаметр под два метра и высотой более полуметра, глядя на разорённый муравейник, можно было подумать, что в него попал фугас, пройдя ещё с пол км... опять "воронка". Пока я разглядывал сию "композицию", Паша метрах в десяти (сидя на корточках) что-то рассматривал.
Подойдя, я увидел, что он внимательно рассматривает очень старый лосиный рог, частично покрытый мхом.
- Паш, сдался он тебе без "пары" да в таком виде, - съязвил я.
Проигнорировав мою речь, Паша показал на неровную часть рога (основание "лопаты"), явно погрызенную...
- Видишь??!
- Росомаха, наверное...
- Не, Петруха, это медведь, росомаха приходит в тайгу, когда медведь уже залёг, и уходит, пока он не поднялся, потому её ханты и зовут "олений пастух", а это "хозяин тайги»... после меня конечно - улыбнулся Паша. – Видишь, он основание рога грыз? Это пытался "калории пополнить", муравейники тоже ворошит из-за муравьиных яиц, по этой же причине. Отсюда мораль: береги свои яйца, а то рога посшибает! - засмеялся Паша.
Утром следующего дня мы на лодке спустились километров 10 вниз по течению, Паша показал мне старую берлогу (2-хлетней давности), которую готовил "предыдущий конкурент" на "его участок", но так и не воспользовался из-за "скоропостижной кончины".
Год "спокойной" жизни и снова "претендент" (что и подвигло Пашу сделать капкан), прошлый год медведь как бы "знакомился" с пустующими владениями, не подходя так близко к Пашиному жилью и особо не претендовал на "господство". Сейчас же "хозяин тайги", убедившись в "бесхозности" территории, чётко давал понять о своих правах, оставляя "покусы" и "задиры" на деревьях.
- Завтра можно идти "наведаться" к капкану, - сказал Паша, исследуя свежий "задир".
- А не рано? Мы ведь позавчера капкан поставили?!
- Я говорю наведаться..., - улыбнулся Паша и указал на нетронутый муравейник в 5 метрах от "задира".
- И чё??!!! До привады-то отсюда кило 15 по пересечёнке, если не больше.
- Муравейник не тронул, плюс задир свежий, значит "повёлся" потапыч на приваду-то, для бешеной собаки 100 км не крюк... Лисицу сыр манит... - улыбнулся Паша, цитируя классика...
На следующее утро, позавтракав, мы вышли налегке, чтоб проверить капкан, с собой взяли только ружья, Паша с верным "оленебоем", а я с 16 калибром. Утро выдалось как на заказ, поднимающееся солнце ещё не прогрело воздух. Километра 2-2,5 до капкана мы прошли без всяких "приключений", Айна-мать "челночила" в пределах видимости по левой стороне от нас, а мы втроём шли "гуськом" по тропе. Первым шёл Паша, с интервалом в метра полтора позади него шёл я и замыкала процессию Айна-щен. Присев "перекурить" на валежину, Паша молвил, указывая на присевшую рядом сучуху:
- Похоже, толку с неё не будет, - сокрушался он, - если и по осени следом бегать будет, то пущу дармоедку в расход...
- Да малая она ещё, - пытался заступиться я.
- Малая... мамка её в этом возрасте уже белок лаяла, а эта шлында только на пятки наступать умеет и "ништяки" хавать, хоть бы спереди шла...
Вдруг слева (в метрах 50-60 от места, где мы сидели) послышался звонкий лай. Я потянулся к ружью...
- Медведь?!
- Не сцы, Петруха, копылуху лает... курва, всех на уши подымет...
- Ты, главное, меня слушай и больше года не дадут... – улыбнувшись, сказал Паша. - И меньше тоже - добавил он, подымаясь.
Мы продолжили наш путь. Видя, что мы не идём на лай, собака "скалывалась", возвращалась к нам и снова убегала "челночить". Периодически она находила белок или птицу и "процедура" повторялась. Где-то за метров 700-500 до капкана Айна стала облаивать... бурундука прям почти у самой тропы, получив от Паши за это хорошего "поджопника".
-????! - поглядел я на него удивлённо.
- Курки взведи... - сказал Паша, снимая ружьё ...- По ходу ты "фартовый", давеча лось, а теперь и медведь...
- ???!
- Я раньше заподозрил, когда копылуху нашла, что зверь попался, теперь на все 200% уверен, раз явно бурундука лает... Айну 2 года назад медведь "порвал", её "Лёха Коровник" (бывший ветеринар) по живому шил, так вот она теперь нас "от беды отводит", не пойдёт она без своры на мишку... Сюрприза теперь не получится, он нас раньше услышал... - с явным сожалением сказал Паша. - Иди в паре метров от меня, осторожно и не спеши, будь готов стрелять, только когда подымется...
- Как он сюда подымется????! Он ведь в капкане и колода в 150 кг весом, да в гору...
- Да не в гору, дурилка ты картонный, - Паша постучал пальцем по лбу, - а на задние лапы... Уходить-то он к болотине будет за "горельник", а вот когда припрёт его...
Мы продолжили своё движение с ружьями наготове, мелкая шла сзади, поджав хвост, почти наступая мне на пятки, Айна-мама лаяла где-то в стороне на очередную "дичь", но в не нашей видимости, но мы осторожно продвигались, не обращая внимания на лай. Подойдя к началу спуска, Паша остановился, подняв руку, я остановился тоже, что происходит внизу мне видно не было из-за спины напарника, но обойти, чтоб посмотреть (любопытство разбирало не по-детски), и "лезть в пекло поперёк батьки" я не решался... Постояв тихо минут 5, Паша сделал пару шагов и снова остановился, вглядываясь вниз... Повторив несколько раз этот же непонятный для меня "ритуал", Паша показал знаком начать движение и стал не спеша спускаться вниз... Через 20 метров мне открылась следующая картина: мешок, висевший на дереве, зиял разорванным "брюхом", из которого частично вывалившиеся наружу почти до земли свисали кишки лося, рядом на стволе был след 4 когтей. Потаск был заклинен между двух листвянок, капкан лежал "закрытым" на вытянутом во всю длину стропе (самого зверя видно не было), а в метрах 3 недалеко перед "сработавшим" капканом были "скошенные" две молодые берёзки почти под "корень", огрызки около полуметра торчали из земли, перегрызенные же стволы лежали рядом почти параллельно друг другу. Странно, что мы не слышали "звуков", которые сопровождали всё происходящее здесь... Влетел потапыч в капкан судя по всему под утро.
Подойдя к месту "действа", Паша стал распутывать сей "ребус". Айна-мать уже "крутилась", что-то вынюхивая возле Паши в радиусе 20 метров, не лаяла, но и не подходила (видать, опасаясь очередных "люлей"). Когда я подошёл к Паше, он объяснил, что произошло. Им изначально допущено было 2 ошибки, из-за которых зверь ушёл из капкана: 1 - это очень длинные наваренные зубья (он показал на один загнутый зуб, самартизировавший удар дуг), будь зубья короче вполовину, медведь бы не вырвался, 2 - это сильно длинный потоск, будь он короче на 50 см, то "заклина" как сейчас не произошло.
Медведь, видимо, потянувшись к приваде, "накололся на зуб", загнув его, и когда сработал капкан, его "зацепило" погнутым зубом промеж пальцев задней лапы, а сам зуб не дал закрыться полностью капкану (погнутый штырь был в крови и немного прилипшей шерсти на противоположной дуге), после, когда Айна начала лаять птицу, заслышав собаку (судя по направлению заклинившего потаска и троса), зверь начал пытаться уйти к ручью на болото по направлению к "горелому" островку так и "не отведав" привады, когда же потаск заклинило, то потапыч, пытаясь выбраться ("распаханные рытвины" около скошенных берёзок), с досады просто "перегрыз" эти несчастные деревца, выместив на них свою "обиду" . Судя по тому, что зверь вырвался. Явно кость штырём задета не была, а только мясо и кожа промеж пальцев задней лапы, которые и разорвались от его потуг. Паша подозвал Айну-мать, попытавшись её приобщить к поискам (тыкая мордой в кровавый след), но та всем своим видом и поведением показывала, что не хотела идти по свежему (кровь ещё не успела "высохнуть") следу раненого зверя. По словам Паши, медведь был 4-5 лет от роду.
Пришлось полчаса самим, "ползая на корячках", вынюхивать медвежий след, который привёл нас к ручью, здесь след уже терялся, до ручья медведь шёл, поджав раненную ногу, его выдавали только следы капающей крови.
- Хитрый курва... - с уважением проворчал Паша.
Мы прошли чуть выше по ручью метров 10, до места, где он начал заглубляться, безрезультатно ... Вернулись на прежнее место и пошли вниз по течению (где ручей был относительно мелок), я со стороны гривы, Паша со стороны болотины, на склоне гривы снега уже не было, на болотине же попадались небольшие островки промеж кочек. Собаки хоть и "вертелись" рядом, но толку от них никакого не было, Айна-мать кружила, делая вид, что что-то вынюхивает, вокруг Паши, а мелкая тупо плелась позади меня с поджатым хвостом. Паша подозвал меня, указывая на что-то на своей стороне. Перейдя ручей, я увидел на снегу между кочек каплю крови. Мы начали выискивать след крови на островках снега среди кочкарника, это удавалось с трудом, т.к. зверь пытался уходить по кочкам, поджав пораненную лапу, и только пару-тройку раз мы видели чёткие частичные отпечатки, оставленные им, когда он промахивался мимо "мохнатых" островков. Меня поразила лёгкость, с какой двигался хищный зверь, запутывая свой след, если б не кровь, то "трапить" было бы без шансов, что нельзя было сказать про нас с Пашей, стоило только оглянуться назад и была видна вереница следов, оставленная нами и собаками. В позе собирателей картошки след нас привёл к горелому островку (как и предполагал ранее Паша). "Горельник" был без снега, что очень осложняло наш поиск, но была возможность "вычислить" мишку, по почве с прогоревшей травой, относительно "влажной" от растаявшего инея. Мы начали обход внимательно ища хоть что-то мало-мальски напоминающее отпечаток, на признаки крови уже надежд не оставалось, собаки крутились рядом, только мешая нам. Мы начали движение против часовой стрелки, внимательно просматривая "приграничную полосу" (болотину и горелый склон) шириной в метра 3, на обход островка и тщательные поиски ушло около двух часов, когда мы уткнулись в свои же следы...
- Да как так то... - с досадой и горечью и с огромным удивлением сказал Паша, - не сквозь землю же он падла провалился???!!
Почувствовав неладное в интонации хозяина, Айна-мать отбежала на безопасное для себя расстояние, а молодая сучуха выглядывала, спрятавшись за меня. Даванув "косяка" в сторону "предательницы" суки, Паша прошёл к поваленному обгоревшему стволу и закурив присел на него, я уселся рядом. Минуту мы курили молча, я поглядывал на Пашу, следя за его задумчивым лицом...
Щен лежал у меня под согнутыми ногами, а Айна сидела в трёх метрах на кочке и тоже следила за хозяином...
- Ну не могли мы след пропустить... не улетел же он... сука!!!! - в сердцах прорвало Пашу.
- Может ещё раз поищем? - неуверенно предложил я.
- Да щас без толку... Затоптали уже всё, если и было чего... Ещё собак бы пару взрослых, тогда бы Айна пошла... - сожалел Паша.
Докурили молча, время близилось к обеду, о чём напоминал урчащий желудок. Настроение было не фонтан... Мы сидели молча минут 10 давая отдохнуть уставшим ногам...
-Паш... а может на вершину подымемся..??!
Паша глянул на меня...
- Правильно мозгуешь, студент, - снисходительно улыбнулся напарник.
-Да я тоже думаю, если и оттуда выход не увидим, то значится провёл он нас...
Вершина представляла собой небольшой относительно ровный "пятачок", на краю которого с одной стороны "антенной" стоял полутораметровый огарок дерева, а почти посередине лежал некогда поваленный ветром теперь уже обгоревший ствол. Вершина этого ствола лежала на склоне, направленная к нам, а основание и корневая часть, вывороченная из земли, находилась на вершине.
Мы поднялись и не спеша начали восхождение к вершине. Спустя каких-то 15-20 минут мы стояли на вершине и медленно "выпадали в осадок" от "своего тупизма"...
На вершине под вывороченным пнём на сырой почве, в лужице ещё не полностью впитавшейся крови, чётко был виден отпечаток ступней и отпечаток "толстой задницы", Медведь явно сидел на полусогнутых и пятой точке, оторвав передние лапы от земли и наблюдая за нашими действиями внизу...
- Твою же.... - нарушил немую сцену Паша.
Чуть поодаль с противоположной нам стороны склона, со стороны "древесного огарка" (если смотреть ровно вниз), на бело-жёлтом "ковре" болотины была явна видна цепочка свежих следов уходящая вдаль и ведущая к противоположному краю болота (метров 150-200) и теряющуюся в бору...
- ???! - я посмотрел на Пашу.
- Он по стволам сюда поднялся, объяснил мне он, и наблюдал курва хитрожопая как мы внизу корячимся... театрал хренов... - Паша сплюнул с досады, а когда увидел, что сюда подымаемся чухнул не таясь...
- Матёрый молодчик!!! Просёк, что собаки нам не помощники, теперь не таясь в крепи уйдёт, - сказал Паша с нескрываемым уважением и восхищением к зверю, оказавшимся достойным "соперником".
Зверь и правда вызывал к себе уважение, он ведь мог и на нас с горы "попереть", видя, что собаки не пытаются нам помочь в его поисках, или подпустить затаившись поближе, для верного броска... но хищник предпочёл бесшумно улизнуть у нас из-под носа...

2 марта 2014 г.18:15:20

23 Май 2014, 07:48:25
Ответ #17
Оффлайн

chpu

  • Рейтинг +10/-0

ГЛУХАРЬ

Спустившись с горельника к болотине, мы стали на медвежий след. Айна-мать бежала чуть в стороне, уже не делая вид, что что-то выискивает, мелкая же так и плелась за мной, поджав хвост. Мы с Пашей шли, сильно не напрягаясь - на болоте след виден был очень отчётливо и надобность в собаках отпадала, медведь увеличивал разрыв, не поджимая пораненной лапы, на снегу чётко был виден след раны, проходящий почти по середине красным (около 7 см) "шрамиком" между 2-м и 3-м пальцами правой "ступни". Достигнув границы бора и болотины, след стал менее заметен, зверь хоть и не сбавлял темпа хода, но старался по возможности обходить островки снега.
- Сейчас он уже далеко ушёл, так что смысла дальше идти нету... – сказал Паша. – Видишь, как чешет? Он щас по краю этого бора пройдёт, путая нас, потом к болотам выйдет и уйдёт в крепи зализывать рану.
- Паш, давай ещё чуток пройдём, мало ли... – я смотрел на напарника с мольбой во взгляде.
- Да при таком ходе между нами разрыв километров десять уже, если не более, возвращаться надо...
Но видя мой азарт и нескрываемое желание "добыть зверя" (а может, чтоб я сам, "наигравшись в следопыта", осознал бессмысленность дальнейшего поиска), Паша сдался и согласился ещё "чуток пройти по следу".
По следу "шёл" только я, Паша же шёл неспешным шагом в метрах пяти левее, не обращая внимания на след, и "разговаривал" с Айной, которая трусила рядом с ним, мелкая сучуха по-прежнему следовала за мной по пятам. След очень сильно петлял, и мне приходилось на некоторых участках выискивать "красную метку". Пройдя таким макаром около часа, остановились на перекур, на предложение напарника бросить сей "ананизьм" и вернуться на избу, а завтра попробовать добрать зверя, смотавшись в посёлок за мужиками и собаками, (тем более Паша примерно предполагал, откуда следует начать поиски), я продолжал настаивать на "преследовании". Не придя к консенсусу, более опытный решил не бить ноги попусту и вернуться на избу, более молодой решил продолжить свои "изыскания"...
- Изба в какой стороне, в курсе? – спросил Паша.
На мой уверенный взмах в сторону избы, Паша среагировал с нескрываемым сарказмом:
- С тобой всё понятно, Сусанин-герой... Короче, так, студент, никакой самодеятельности, час "поищешь" и назад по своему же следу вернёшься, понятно?!
- Да понял я, Паш... – неохотно согласился я (во мне проснулся упрямый подросток переходного возраста).
- Точно понял? Чтоб в 10 был дома! – пошутил уходя Паша, и они с Айной-мамой пошли на избу.
Я же продолжил "идти по следу", щенок также плёлся за мной. Прошло наверное более 2 часов, когда я услышал выстрел – стрелял Паша из моего 24, давая мне понять, чтоб я возвращался, солнце уже клонилось к закату. Наконец поняв свою глупость и сожалея о потраченном впустую времени, я присел перекурить перед возвращением. Мля... Спички где-то я обронил... Посидев минут пять, я стал возвращаться обратно по следу, через полчаса раздался ещё один выстрел. Я попытался крикнуть, что возвращаюсь уже, но услышан по-видимому не был, т.к. раздался ещё один выстрел.
- Млять... Он так все мои патроны попалит... – в сердцах высказал я, обращаясь к плетущейся сзади меня сучухе.
Так как у меня было всего 5 пулевых, пришлось пожертвовать одним, чтоб Паша понял, что услышан, и я возвращаюсь. Пройдя ещё минут пятнадцать по петляющему следу, прикинув, что нормальным шагом по своему следу (выискивая его в полумраке ночи) до капкана мне идти не менее 3 часов и часа 1,5 по гриве до избы, я решил срезать "напрямки", сократив тем самым время пути вполовину... Примерно прикинув направление следа (а петлял он очень сильно) и сопоставив со звуками выстрелов, не зная местности, я начал уверенно "срезать" ... в противоположном (как оказалось в последствии) от избы и реки направлении. После того, как я прошёл примерно километра 3 по относительно чистому бору, стало попадаться больше валежника, стараясь сильно не петлять, обходя завал, я принял очередное "героическое решение" идти "по прямой". Темп моей ходьбы существенно сократился, приходилось лезть через упавшие стволы, Айне же было легче пролазить под деревьями, следуя за мной. Пройдя ещё около километра по этим ебеням и не видя им конца и края, мной было предпринято ещё одно "мудрое решение": вернуться обратно по следу и обойти завалы. Вернуться по следу не удалось из-за двух причин: во-первых, солнце уже скрылось и наступила "сумрачная", хоть и белая, ночь, а выискивать след в завалах при полумраке «не айс»; во-вторых, усталость, голод и особенно желание КУРИТЬ подстёгивали к необдуманным поступкам, и я начал "срезать" в очередной раз... Пройдя с полчаса "назад", в корень измотанный и не видя края завалам, я наконец-то осознал, что "малёк" заблудился. Что удивительно, паники у меня не было (я был уверен, что при свете дня к обеду выйду), но было сожаление, что на завтра Паша отвезёт меня в посёлок, и дальнейшее наше партнёрство прервётся навсегда, да и после такого никто из серьёзных охотников меня больше не возьмёт с собой в лес. Больше же я переживал, что отхвачу люлей от брата и ближайшим бортом буду отправлен на землю...
С такими мрачными мыслями я решил заночевать в завалах. Я находился на ногах больше 12 часов, тело мучили усталость и чувство голода, которое усиливалось желанием курить... Чтобы предотвратить дальнейшие мучения куревом, я смял пачку "Опала" и выбросил её подальше, таким оригинальным способом я первый раз в жизни бросил курить. Одет я был налегке, ноги: треники х/б, сверху штаны от робы, защитного цвета, портянки из детского клетчатого одеяла (самый классный материал для портянок), болотники; корпус: толстовка поверх майки, свитер с обрезанными рукавами (типа джемпера, но с отворотом для горла), энцефалитка, "маковку" прикрывала вязаная шапочка. Из оружия – патронташ с 2 патронами (пулевые), ружьё курковка 16 калибр(2 пулевых в стволах), нож. Из продуктов ничего... Т.к лапника поблизости не было (комичней ситуёвины не придумаешь посреди тайги), пришлось соорудить что-то типа подстилки из найденного трухлявого берёзового деревца, покрытого берестой, и "заночевать", обняв Айну, в позе эмбриона, только не лёжа, а стоя на импровизированной "циновке" на коленках. Полноценного сна, как понятно, не получалось, затекали ноги, периодически надо было подыматься и восстанавливать кровообращение, но тепло такая поза по крайней мере сохраняла.
Промаявшись таким образом около 3 часов, усталость брала своё, я всё-таки вырубился ненадолго, вскоре проснулся от лучей всходящего солнца и холода, но было и что-то ещё... Спросонья я не мог ничего понять – до меня доносился "посторонний звук" (скорее всего, он и послужил сигналом будильника). Выглянув осторожно из-за завалов в направлении доносящегося звука, я обомлел... По превратности судьбы, не дойдя в сумерках до окончания завала каких-то 20-30 метров, сам того не ведая, я заночевал почти на самом глухарином току. Левой рукой зажав пасть Айне, хоть она и не подавала звуков, свободной рукой аккуратно взвёл один курок, положил аккуратно ружьё цевьём на ствол упавшего дерева и стал выцеливать токующего глухаря. Я колебался доли секунд (попаду или нет), и когда благородная птица, снова "закинув" голову, начала свою свадебную песню, я нажал на курок... Мне самому не верится, но может Паша был прав, шутя о моём везении, может духи леса были ко мне благосклонны, я же больше склоняюсь к тому, что чувство голода сыграло не последнюю роль. Из неудобного положения, одной правой рукой, пусть и с упором, из ружья, с которого ранее не стрелял (кроме одного выстрела в воздух), пулевым патроном, с 30 метров... пуля прервала свадебную песнь глухаря. Определённо мне "везло"... Глухарь был хороший (где-то 6-7 кило), пуля попала в корпус, частично "выпотрошив" птицу и перебив позвоночник.
Допотрошив птицу и промыв из лужи "замаранное" мясо, перебросив трофей через плечо и придерживая спереди за крыло, я пошёл вдоль завалов искать свой вчерашний след. Пройдя около 2 часов, я так и не нашёл свой след (я опять пошёл не в ту сторону), а к чувству голода добавилась ещё одна проблема – "горели" подошвы ног. Солнце уже поднялось достаточно высоко и начало потихоньку пригревать, я решил остановиться на привал. Когда я стянул сапоги и размотал портянки, глазам предстала плачевная картина. Находясь почти сутки в резине, подошвы ног были как варёные, кожа даже на пятках имела белый цвет и была сморщена. Опустив ноги на влажный прохладный мох, я ощутил неземной кайф... Чтобы не ухайдохать ноги в конец, я решил сделать привал на пару часов и подсушить портянки и верх одежды, да и ноги отойдут, можно и на солнышке кемарнуть, лёжа на прогретом поваленном дереве. Развесив портянки, штаны, энцефалитку и сапоги для просушки, я решил вздремнуть на пригревающем солнышке.
Но на голодный желудок как-то не спалось. Опять складывалась "комичная" ситуация: была еда, но огня, чтоб приготовить её, не было. Добыть, конечно, огонь было можно, было в наличии 3 патрона, но сколько мне ещё идти к избе, тоже был вопрос... Если б было курево... Мысли о куреве только усилили чувство голода, жрать хотелось, как медведю бороться... Айна, увидев, что я достал нож и, взгромоздив трофей на колени, начал надрезать кожу на груди глухаря, села напротив меня в полуметре и, не спуская глаз, следила за моими манипуляциями, нервно сглатывая слюну. Надрезав кожу по центру грудины и содрав с одной стороны вместе с пером, я вырезал небольшой кусок мяса и, немного поборовшись с брезгливостью (калории-то пополнять надо), положил его в рот... Есть сырое мясо в виде строганины мне приходилось и раньше, но то были тонкие мороженные ломтики струганой оленины, которые макали в горчицу или специи, и всё это под "пшеничный сок". На трезвую и без специй глухарь был не вкусен да к тому же с привкусом хвои (видать, плохо промыл), а самое поганое – это мясо по жёсткости не уступало резине, птиц при жизни был наверное "культурист". Пожевав с полминуты "резиновое" мясо, так и не сумев разжевать, я выплюнул его, Айна, неотрывно следившая за всеми моими действиями, поймала его на лету и проглотила не жуя.
- Везёт же тебе, собакен... – позавидовал ей я, - хоть тебя вдоволь накормлю.
И я начал срезать красное мясо с грудины, бросая его щену... Хм… Под красным мясом, ближе к килю грудины, оказалось белое мясо, явно не такое мускулистое, я отрезал небольшой кусочек и стал тщательно жевать. Да, мясо было не жёсткое, гораздо нежнее верхнего слоя, но вкус оставлял желать лучшего. Тщательно прожевав, я сделал усилие над собой, чтоб проглотить "мясную кашицу". Чтобы улучшить вкусовые качества "еды", пришлось сдобрить его прошлогодней "озимой" брусникой, собранной на прогалине, ингредиенты очень кстати дополняли друг друга – ягода придавала сырому мясу более приятный вкус.
- Ну чё, Анюта, теперь можно наравне с голодными вздремнуть чутка, - обратился я к "насытившемуся" щену.
Я повесил на ветку изрядно полегчавшего глухаря (мы съели только одну половину грудины), чтобы Айна не достала, пока буду кемарить, расположился на поваленной сушине и отошёл в царство Морфея.
Проспал я часа два не меньше, потому что солнце уже было высоко и грело вовсю. Как ни странно, я чувствовал себя вполне выспавшимся. Одежда уже просохла, ноги тоже пришли в норму, хоть чуть и "гудели". Надо было продолжать путь, но куда?! Компаса не было, карты тоже, район этот я ваще не знал... Из школьной программы только и осталось: "чтобы определить стороны света, надо найти на дереве мох - там север"...
- Анюта, мы на севере, потому что кругом мох, а пальм поблизости я не наблюдаю, – пытался пошутить я, обращаясь к щенку, который вилял хвостом, ожидая очередной порции мяса.
Искать свой след тоже смысла уже не было, оставалось найти ручей и, следуя его течению, выйти к реке, а там уже есть шанс выйти или к посёлку или к Пашиной, или какой другой охотничьей избе. Идти я решил вправо от завала, выбирая относительно чистые от валежника участки леса, чтобы не сильно тратить силы и не бить попусту ноги, но и выбирая участки с "ягелем" и снегом, чтобы можно было при возможности вернуться по следу.
И мы отправились в дальнейшее путешествие, я шёл первым, по дороге собирал попадавшуюся прошлогоднюю бруснику, которую ещё не объела живность, а Айна трусила в полутора метрах позади меня, но уже с нормально завитым крючком хвостом, лежащим у неё на спине. До заката солнца я останавливался всего пару-тройку раз, чтобы перемотать и подсушить портянки, т.к. ночью спать невозможно, да и двигаясь было теплее, я продолжал идти и собирался, перекусив, поспать на солнышке, как и предыдущим днём, если не дойду до жилья. Ночью я перешёл небольшую болотину, приняв её за ту, где гнали медведя, но горельника и тем более ручья не обнаружил. Под утро, когда уже стало всходить солнце, я вышел к более большему болоту, чем предыдущее, ноги гудели от непрерывной ходьбы, но я всё же решил перейти его, а на той стороне сделать основательный привал, обсушившись и перекусив. На преодоление сей "каши" у меня ушло около часа, но опять – ни горельника, ни ручья, хотя места вроде знакомые с виду, не зря говорят, что тайга везде одинакова. Бонусом был чистый сосновый бор, деревья стояли неплотной стеной, давая солнцу обильно распространять своё тепло и свет, а внизу, у основания деревьев, как голубовато-белёсым ковром устланный "ягелем" снег здесь сошёл практически весь, за исключением пары-тройки островков, находящихся в ложбинках и тени. След от сапог отпечатывался очень отчётливо, идти по такому ковру из мха было одно удовольствие.
Найдя подходящее поваленное дерево для привала, развесив своё тряпьё сушиться, и под чарующий запах соснового весеннего бора, перемешанного с едким зловонием сохнущих портянок, мы с Айной приговорили вторую часть грудины. На удивление, за сутки, находясь в "пере", мясо не заветрилось и не протухло (даже не было намёка на душок). От некогда благородной красивой птицы остались только две ноги, голова, крылья и кожа с кучей пера, которые я подвесил, как и прежде, чтобы не стащил щен. После трёх часов сна меня разбудил тихий звук, не свойственный звуку природы... Одевшись, я прислушивался к приближающемуся звуку, нет, это не лодка, звук шёл откуда-то сверху. В скорости на горизонте я увидел вертушку, идущую перпендикулярно курсу, которым сюда пришёл я. Искать меня с вертолёта навряд ли стали за такой малый промежуток времени, тем более майские выходные, значит это сан. борт или рейсовый, в город или в посёлок, или какая-нибудь инспекция. При последнем варианте уж очень не хотелось светить незарегистрированный ствол, да вдобавок не мой, я ведь и так уже доставил Паше уйму хлопот... Исходя из этих соображений я прислонился к стволу ближайшей сосны, чтобы меня не заметили с вертушки. Борт пролетел, не меняя курса, достаточно близко, и я незамеченным продолжил свой путь, когда вертушка скрылась из поля моего зрения.
Ближе к концу дня (второго дня "путешествия"), уже на закате я вышел к ручью, почему-то я был уверен, что это именно "наш" ручей. Пройдя около часа вниз по течению, я услышал с противоположной стороны ручья тихий пароходный гудок... Показалось? Я присел передохнуть, слушая природу, через минут 20 раздался ещё один гудок, уже чуть ближе и немного впереди... Сомнения не было – это "орсовские самоходки", значит река где-то рядом. Вот только какого они разгуделись?! Может, случилось чего? (что сигналят мне я даже и не подумал). Перейдя ручей и небольшой кочкарник, я вышел на не очень чистый, в плане валежника, лес, идущий с этой стороны ручья. Я старался идти по краю леса, не теряя из виду петляющий справа ручей, пока не упёрся под утро в болотину, которую лес своей кромкой огибал с левой стороны, а ручей уходил по правому краю болота. Я присел обдумать дальнейший маршрут.
Решив что это "родные" места и где-то рядом горельник (уж очень похожее место было), я продолжил свой путь, немного углубившись в лес, но недалеко от кромки болота. Пройдя с полкилометра, идти стало невмоготу не из-за непролазности дебрей, а из-за Айны, пытавшейся зажаться в моих ногах...
- Да ты ещё, сука, на меня залезь! – в сердцах вспылил я. - И так идти тяжело, ты ещё под ногами путаешься!!!
Решив что собакен хочет жрать, я решил "сжалиться" и отрезать ей одну ногу от остатков глухаря... Опаньки, ножа нет... Ещё этого не хватало! Просрать где-то нож... Твою же!.. По ходу, когда делал привал последний раз, там и забыл. Хорошо хоть недалеко ушёл. Я потрепал собаку за ухом и пошёл обратно к последнему месту стоянки. Айна также пыталась пролезть мне в ноги с поджатым хвостом, очень мешая идти.
- Да не сцы ты, дурёха, ща ножик найдём, дам пожрать, а к обеду и дома будем, - успокаивал вслух я больше себя, чем щенка.
Так и есть – вот он нож, воткнутый в ствол дерева, на котором я сидел. Отрезав от глухаря одну ногу, я бросил её собаке, та стала нервно есть её, вздрагивая всем телом и без явного аппетита, по-прежнему с поджатым хвостом и оглядываясь на меня.
- Да не отберу, дурёха, я скорее тебя съем, чем эту резину, - засмеялся я.
Подождав, когда щен доел, проверив "комплектность оружия", я пошёл обратно, но уже почти по кромке болота, т.к. Айна продолжала жаться в ноги. Пройдя метров 300 по пружинящей и местами вязкой поверхности, я решил идти по более твёрдой почве, т.к. идти становилось всё сложней. Теперь я опять углублялся в лес. Минут через 10 я вышел на свой след и... остановился. Как я мог ранее не заметить такое? В лучах всходящего солнца я вышел "на свой старый след": вот он мой след, а вот он след медведя с характерной красной меткой, по которому я шёл 2 дня назад. Айна плотнее прижималась к моим ногам, поджав хвост, и чувствовалось, как её пробивала мелкая дрожь.
- Не сцы, собакен, теперь точно выйдем, - уверил её я, - тут часа 2 по краю и горельник будет, а там и до дома рукой подать...
Более не углубляясь в лес, воодушевлённый своим "открытием", я продолжил с новыми силами свой путь, выискивая взглядом спасительный горелый островок на болотине и не обращая внимания на дрожащего всем телом щенка, жмущегося в ноги. Когда я прошёл уже приличное расстояние по "целине" (не по следу), меня стали одолевать смутные подозрения... Первое – горелый островок так и не появлялся. Второе – два дня назад, идя по следу мишки, Айна не путалась так сильно в ногах и её так не колотило, хоть и шла близко с поджатым хвостом. Третье – старые следы, оставленные на снегу (те, что я видел сегодня), НЕ ДОЛЖНЫ ИМЕТЬ ЧЁТКИЕ ОЧЕРТАНИЯ, должны быть как бы подплавленные нечёткие кромки за двое- то суток на солнце...Четвертое и самое хреновое, что сразу не бросилось мне в глаза – не мой след был идущим параллельно "поверх" медвежьего, а медвежий след в противоположном направлении подходил к моему... Когда все это я сложил воедино и осознал,.. меня прошиб холодный пот. Если б было чем, я бы наверное наделал в штаны. Взведя оба курка, чтобы проверить свои подозрения, я начал возвращаться по своему (только что оставленному) следу назад... Вернувшись метров на 100, я решил отойти чуть немного глубже в лес, перпендикулярно своей цепочке следов... В 15 метрах от моего следования, параллельно, в том же направлении тянулся еле заметный медвежий след. Медведь шёл осторожно, пытаясь не оставлять следа, выбирая участки без снега, но кое-где всё же наступая в него. Сомнений не осталось... Медведь тот же, судя по "красной метке", оставленной капканом на задней лапе, только теперь он идёт за мной или к приваде??! Если он идёт по мою душу, то всяко уже б напал, такой возможности у него было море, может зарится на щенка или остатки глухаря манят, может просто следит из любопытства... Дурные мысли и предположения роились в моей голове. Я продолжил движение вдоль кромки болота к предполагаемой избе, вернувшись на свой след, по возможности выбирая чистые участки леса, все чувства обострились до предела, я шёл, вслушиваясь в звуки тайги, ожидая каждую минуту нападения.
Пройдя в таком нервном напряге около двух часов, я стал замечать, что собака не так сильно уже жмётся к ногам, а чуток "приотстала", хоть и поджимает хвост, но без дрожи в теле. Послышался первый за сегодня гудок "парохода", практически рядом. Я остановился, скормил оставшуюся ногу глухаря собаке – ела она уже с явным аппетитом и не так нервно как прежде, хоть и поджимала хвост. Минут через 20 раздался ещё гудок, уже совсем близко, не более полутора километров слева от нас со стороны леса.
- Ну всё, Айна, вроде к реке вышли, бог не выдаст – мишка не съест, – переиначил я пословицу.
Пройдя ещё с полчаса, я стал углубляться в лес в сторону реки, т.к. Айна (выполняющая роль датчика) не выражала больше беспокойства, труся сзади и уже не поджимая хвоста. Меня же ещё продолжал колотить "мандраж". Я вышел на звериную тропу, идущую по берегу реки. Слева от тропы, в метрах пяти, сквозь кустарник и деревья была видна полноводная река. Т.к. ручей с болотиной остался далеко справа от тропы, а я был на 200% уверен, что ручей "наш", поэтому я стал продвигаться по звериной тропе вниз по течению к предполагаемой избе. Ближе к обеду, пройдя приличное расстояние, мной был подстрелен рябчик, свистящий свою любовную песню в метрах 10 справа от тропы. Выпотрошив обезглавленное пулей тело птицы и съев тут же печень и сердце, я повесил тушку в перьях на уже пустой патронташ и продолжил свой путь. Примерно через час я услышал сзади приближающийся звук мотора. Минут через тридцать со мной поравнялась лодка (те же самые односельчане, что "запалили" нас с лосем), я поднял руку в приветственном жесте, продолжая свой путь. Лодка, обогнав меня по реке, не сбавляя скорости, ушла за поворот вниз по течению, минут через 5 послышался приближающийся звук мотора, работающего на малых. Эта же лодка, крутанув, возвращалась против течения, держа курс на меня. Причалив к более пологому месту, мужики заглушили мотор и подождали пока я подойду.
- Это не тебя Паша потерял?
- Да не терялся я... – пытался возразить я.
- А, ну тогда всё путём, – согласились мужики. – А путь куда держишь-то?
- Дык на избу Пашину и иду, – "бодро" ответил я.
- Ну до Пашиной избы тебе часов 5 на лодке пилить, но только вверх по течению, – заржали мужики. – Тебе ща до Почтаря км 20 осталось пёхом или на лодке около часа, хочешь – подбросим, мы как раз туда идем сети проверять, – продолжали потешаться мужики. (Изба Почтаря находилась в низовьях, почти у самого впадения Сорума в Казым).
Ребята были явно навеселе, давеча в орс завезли "Подмигивающего Распутина", и, чтобы скрасить дальний путь, они периодически употребляли сей колорийный продукт под салями.
- Кончай базар и залазь в лодку, – крикнули они мне, стоящему в ступоре от услышанного. – Паша с Серебряком (ближайший от Паши "сосед" по избе) тебя 2 дня искал, завтра уже собирается в посёлок ехать вертолёт на твои поиски выпрашивать у начальства ЛПУ.
Мотор уже был заведён, когда я, сграбастав в охапку несопротивляющуюся собаку, залез в лодку.
- Мы тебя к Серебряку на избу закинем, Паша ща там "горькую" пьёт, да и ходу туда часа 3, – вводили меня в курс дела мужики, одновременно наливая в кружку водки.
- Жрать поди хочешь? На, накати, считай, заново родился...
Выпив предложенный "калорийный" продукт импортного винпрома и поделив свою часть предложенной мне салями с Айной, я вырубился на шмудняке, лежащем в лодке.
Разбудили меня, уже когда лодка, заглушив мотор, причалила к берегу.
- Подымайся, ща сдадим тебя Паше и назад.
- Да я сам дойду, – пытался возразить я.
- Уже "сам" находился, – заржали в голос сельчане на моё робкое возражение, но не стали сильно противиться моему чистосердечному подарку в виде оставленного им безголового рябца.
Услышав причаливший мотор, нас вышел встречать Серебряк-младший (мой ровесник), поблагодарив мужиков, он проводил меня в избу. Паша сидел очень "тяжёлый", на столе стояла сковорода с отварными макаронами, перемешанными с тушняком, полбуханки хлеба, пол луковицы, композицию дополняла початая бутыль с «Подмигивающим Распутиным» и кастрюля с варёным мясом (шея добытого нами лося), рядом на полу валялось три пустых распутина.
- Петруха!!! ЖИВОООЙ чертеняка!!!! – искренне обрадовался мне обнявший меня, вмиг "протрезвевший" Паша, по небритой щеке напарника сбегала скупая слеза радости...

Вместо эпилога.

Паша меня искал сутки, потом подключил к поискам Серебряка (как ближайшего соседа по избе), оповещая всех встречных на реке, что потерян "боец", поэтому и сигналили "орсовские самоходки", давая ориентир на реку, да и мужики хоть и были подшофе, а вспомнили и подобрали, завидев меня в низовьях. Мои поиски длились почти двое суток, проследив мой путь до завалов (дальше мой след им отыскать не удалось), они так и не смогли понять, почему я, заплутав, не ждал на месте, разведя костёр, и что меня повело от реки вглубь тайги. На третий день они уже практически потеряли надежду увидеть живым и стали "поминать" меня, можно сказать я попал на свои поминки... В общей сложности за время своего блуждания, по словам Паши, я прошёл около 70, а может и все 100 км.
Айна-щен по осени начала работать по птице (видать съеденный нами глухарь сыграл свою ключевую роль) и перестала бояться лезть в лодку. Мясо убитого нами лося (моя доля около 50 кг) при получении от Пашиной жены брат так и не спустил в ледник (был в запое) и оно пропало к моему возвращению. Все остальные мои страхи тоже не оправдались: брат меня на землю не отправил, а так сложились семейные обстоятельства, что сам уехал на землю, оставив мне, ружья, собак, сараюху-гараж с бураном и тулицей (мотоцикл). В дальнейшем мы с Пашей продолжили наше охотничье партнёрство, остальные наши выезды были менее "насыщенные чередой событий" за такой короткий отрезок времени, и я больше уже не терялся.

09 марта 2014 г.15:38:10

23 Май 2014, 12:33:47
Ответ #18
Оффлайн

таранч

  • Рейтинг +51/-0

интересно было читать :d:

23 Май 2014, 13:01:15
Ответ #19
Оффлайн

chpu

  • Рейтинг +10/-0

если интересно, то могу ещё написать как я начинал охотиться  :), правда там про выживание только самая малость :hy:

 

Передача "Главная охота"

Автор Dima

Ответов: 4
Просмотров: 957
Последний ответ 10 Март 2013, 10:09:29
от Natabos
Охота и рыбалка "ютуб"

Автор Dima

Ответов: 109
Просмотров: 4772
Последний ответ 21 Февраль 2014, 22:44:27
от argain
"Охота и рыбалка на руси" 2006

Автор Николай

Ответов: 8
Просмотров: 4682
Последний ответ 16 Февраль 2006, 19:24:36
от hummer
Охота с луком: какая сила натяжения, какие стрелы и какие дистанции?

Автор Masha-barebow

Ответов: 25
Просмотров: 2526
Последний ответ 23 Июнь 2014, 16:04:16
от Shwedosaur
Охота, что это? Отдых, убийство, общение с природой или способ пропитания?

Автор t_d_

Ответов: 240
Просмотров: 3774
Последний ответ 29 Сентябрь 2013, 08:23:50
от лесник